Количество просмотров: 1688

Мертвые сраму не имут. А живые?..

Ссылки по теме:
  • В Камышине чиновница набросилась на ликвидаторов
  • «Крест чужой мы несем и поныне...»
  • В правлении Камышинской общественной организации инвалидов и ветеранов Чернобыля возмущены подтасовками в публикации
  • Камышин почтил память жертв чернобыльской катастрофы
  • Заслуги общественной организации чернобыльцев в Камышине признаны губернатором Волгоградской области
  • В Камышинской общественной организации чернобыльцев избран новый председатель
  • Кому поставить памятник?
  • Представители общественных организаций хотят увековечить память земляков, мэр тоже, но...
  • 5 февраля текущего года председатель правления Камышинского отделения Волгоградской общественной организации «Союз Чернобыль» Владимир Бронченко направил на имя главы администрации городского округа - город Камышин Александра Чунакова письменное обращение, суть которого можно выразить словами: так будет ли в городе воздвигнут памятник пострадавшим в радиационных авариях и катастрофах на территории России и бывшего СССР?

    По большому счету, автор письма выражал волю немалой части камышан, для которых «патриотизм», «гражданское самосознание», «чувство долга» еще остаются не пустым звуком. Но спросите сегодня любого школьника того же Камышина, что известно о таких именах как Александр Алёхин, Александр  Григорьев, Владимир Пикулин? Напомним: в дни  нависшей смертельной опасности  над страной, вызванной атомным взрывом на Чернобыльской АЭС в 1986 году, они заслонили собой пол-Европы, за что получили высочайшую награду Родины ― орден Мужества.

    Все трое ― камышане. Еще 154 земляка за благородные поступки в зоне чернобыльской катастрофы получили право носить другие достойные ордена и медали. Есть среди них те, кто обрёл свою заслуженную награду с пометкой «посмертно».

    Сейчас на территории Камышина проживают 302 человека, так или иначе пострадавших от прямого воздействия радиации. Пострадали не по своей воле, а при испытании ядерного оружия на Семипалатинском атомном полигоне, во время взрыва, во время взрыва на производственном объединении «Маяк» под Челябинском; наконец, непосредственно на ЧАЭС. Более 50 из них с диагнозом «лучевая болезнь» то и дело занимают больничные койки в надежде на облегчение, но, как это водится ныне в родном Отечестве, нужных медикаментозных средств для них не находится, поэтому единственное спасение- воля всевышнего.

    …Накануне пятой годовщины чернобыльской катастрофы (в апреле 1991 г.) у здания камышинской мэрии остановились два грузовика. Сопровождающие их немцы доставили из германской столицы 12 тонн продовольствия в посылочных ящиках и чувство восхощения, нескрываемой благодарности, в адрес тех, кто спас их Родину от ядерной чумы.

    …Когда гражданин Саудовской Аравии Муфид Хасан Сальман, обучавшийся в 90-е годы в Волгоградском политехническом институте узнал, что на территории Камышина по инициативе общественности планируется строительство памятника жертвам техногенных катастроф прилетел чартерным рейсом из арабской страны и протянул руку помощи на возведение монумента. А заодно твердо пообещал построить в Камышине фабрику по производству детских игрушек с предоставлением более ста рабочих мест. Но с условием: все выделенные средства должны пойти строго по назначению, а вся прибыль, получаемая от реализации игрушек, - на нужды бывших ликвидаторов и членов семей. Не найдя понимания даже в среде начальства губернии, Мифид отбыл откуда прибыл. С тех пор миновало восемь лет.

    В преддверии 20-й годовщины со дня чернобыльской трагедии все та же общественность Германии снова идет на сближение с камышанами. Посредством выделения банковского чека на шесть тысяч евро, чего могло хватить на возведение пусть не помпезного но вполне достойного обелиска. Однако с тем же условием: немцам требовалось соответствующее гарантийное письмо и банковские реквизиты самой мэрии. Похоже, наши не только восточные, но и западные партнеры хорошо понимали, куда могут уйти средства в России, где чужие деньги хорошо пахнуть, а воровство приобретало  поистине вселенский размах.

    Но еще накануне «Круглой» трагической даты заложники беспрецедентных аварий и катастроф пережили очередной удар в свою спину. Оказывается, увечья, полученные ими при исполнении обязанностей военной службы во время чернобыльских событий, не являются поводом для приобретения льгот по закону «О ветеранах». А потому ранее выданные удостоверения чернобыльцам, признающие их право быть приравненными к участникам боевых действий, были повсеместно изъяты и признаны недействительными. На сей раз ветер «перемен» дул прямо из белокаменной, от тогдашнего главы Минтруда России Александра Починка и дошел до провинций в виде инструктивных писем.

    И «провинция» отозвалась. Массовыми митингами и протестами, выбросом государственных наград едва ли не к стенам Кремля. И Кремль отозвался. Начиная с 2008 года, дополнительные выплаты (опять же определенной категории ликвидаторов) составили одну тысячу рублей ежемесячно на брата и с тех пор ни разу не индексировались.

    Вопрос на засыпку: кому после этого ставить памятник? «Бузотёрам»? Людям, которые до сих не понимают, что пушки в Чернобыле не грохотали, мины не рвались, пули не свистели?

    Что касается общественного мнения, то оно чье? Неужели «неорганизованной толпы», которая опять же должна понимать, что нынешнее время создано для функционеров, политиков с заглавной буквы, прагматиков, которых духовные ценности уже не колышут? Ну как тут не вспомнить слова незабвенного Альфреда Нобеля о том, что всякая политика, выстроенная в угоду меньшинства в ущерб другим, рано или поздно приведёт человечество к образованию диктатуры отъявленных подонков населения.

    Такая вот демаркационная линия проложила себе дорогу в России.

    Мы не можем удержаться, чтобы не привести слова еще одного человека, явно дифференцирующегося от большой политики, но очень четко представляющего судьбу собственной страны. Речь идет о создателе современной модели психологии, руководителя одного из лучших психотерапевтических центров России, авторе сотни научных работ и многих книг, ставших национальными бестселлерами, Андрее Курпатове. Вот что он пишет в одной из своих книг: «Мы едины пока только потому, что живы ветераны, которые связывают нынешнюю российскую неразбериху  и суету с величайшими знаковыми событиями уходящей, почти уже ушедшей эпохи... И как только эти события станут для нас фактом из учебника и среди нас не будет больше носителей этого знания, этого опыта, очевидцев и участников тех событий, мы окончательно ошвартуемся и уйдем в открытое море, где нет ничего — ни ориентиров, ни оснований. Только на себя и придется рассчитывать.»

    Целую главу своей книги «Психология большого города» А. Курпатов посвящает носителям авторитетов: А. Пушкину и Петру I, В. Ленину и президентам, которым нашлось место даже на национальных валютах.

    «Советская власть в свое время тоже «зачистила» памятники, — пишет психотерапевт — но она тут же принялась ставить новые. А революционеры 90-х годов — нет. Порушить порушили, а замены никакой не предложили. Но общество не может жить без авторитетов, без общественно значимых фигур, на которые можно равняться, и которыми можно гордиться», ― приходят к выводу ученый.

    «Мертвые сраму не имут», — свидетельствует народная молва. Бывшим ликвидаторам последствий трагических катастроф наверное, без разницы, где покоиться. Но нам — то, живым, неужели нет дела до того, что мир по-прежнему хрупок и нуждается в постоянной защите? И что, как ни памятник пожертвовавшим собой, может служить нравственным ориентиром и точным основанием для сохранения этого мира, нашей планеты, для передачи ее потомкам? И потому памятники такие во многих городах России создали. На самых видных и в многолюдных местах: в Твери и Красноярске, Новороссийске и в соседнем Котово.

    А что же в Камышине? На письменный вопрос журналиста В.Н.Бронченко градоначальник  Александр Иванович Чунаков упорно не желает давать ответа. Как впрочем, и раньше. Никакой! И это несмотря на то, что Федеральный закон РФ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», обязывает мэра сделать это в течение месяца!

    Когда молчит совесть, не «говорят» даже пушки.

    Мария Александровская

    P.S. Учитывая, что затронутая тема имеет большое общественно-политическое и нравственное значение, Камышинское отделение Всероссийской организации «Союз журналистов России» считает возможным направить публикацию главе администрации Волгоградской области С.А.Боженову.

    Председатель правления В. Бронченко


    На фото: Чернобыльская АЭС после катастрофы
    Код для вставки на сайт или в блог

    РЕДАКЦИЯ: Комментирование данной темы закрыто. Причина: За истечением срока давности.

    Люди комментируют

    Поддерживаю, что еще остается, отправьте письмо Боженову, может сдвинется с мертвой точки решение вопроса
    Анна [Гость] @ 20 марта 2013, 15:40
    Да не дождётесь Вы никогда ответа Мэра на такой вопрос .
    Мэр должен быть мужчиной . А Камышинского мэра уже давно трудно назвать мужчиной .
    Отвечать на вопросы других журналистов , которые не работают в << Диалоге >> , для него это непосильно .Он уже привык прятаться под юбкой главного редактора газеты << Диалог >> . Ведь в << Диалоге >> для него заранее приготовят вопросы и заранее приготовят ответы , а потом пишут в << Диалоге >> : Вчера прошло такое-то заседание или собрание , и наш мэр на любые вопросы << журналистов >> отвечал без бумажки , а как он оперирует цифрами без всякой подсказки ? А кто эти цифры знает ?
    И я вам скажу что за прошлый год было освоено там-то и там-то столько-то тысяч рублей . И кто эти цифры знает и кто их будет проверять ?

    Так что от мэра города Камышин , осталось одно название - МЭР .А толку никакого . И по ночам горит в его кабинете огонёк , Но лучше чёрт его куда -нибудь бы да уволок .
    Взгляд со стороны [Гость] @ 20 марта 2013, 16:06
    Где-то читал, что в городском парке на памятник сбрасывались всем миром. Стоит! Так почему за 20 лет не могли сброситься и на этот? Давайте сбросимся и найдем Муфид Хасан Сальмана, тоже поможет. Ну нет денег у города! Не даст их и Губернатор. На ремонт то старых памятников нет средств. А вот на Солунского нашли. А сколько он (интернационалистам)вообще-то стоит?
    читатель [Гость] @ 20 марта 2013, 16:21
    В парке каменюка здоровый на клумбе стоит, с табличкой. Это сецчас типа памятник. А каким он вообще должен быть походу никто не знает, да и сам Бронченко тоже. Проект заказанный великому художнику тоже в копеечку влетит.
    никто не знает [Гость] @ 20 марта 2013, 19:25
    По сути публикации поддерживаю автора и Владимира Бронченко. Мы безусловно должны помнить о тех, кто бросился на атомную "амбразуру".
    А вот по поводу памятника сомневаюсь. По мне так лучше природного камня (валуна)в качестве памятника ничего нет. Вот на нем-то и надо после ухода из жизни чернобыльцев и иных ликвидаторов устанавивать таблички с их именами. А деньги, если они найдутся, лучше потратить на единовременную помощь героям Чернобыля, Семипалатинска и другим ликвидаторам.
    Еще лучше было бы установить в парке часовенку. Но поскольку среди ликвидаторов люди разных конфессий, то, наверное, это предложение не для всех будет приемлемым.
    Как, видимо, неприемлемо предложение о создании памятника "за так" для самих "творцов"-скульпторов.
    Да и, видимо, не знают они ничего о "мытарствах" камышан в этом вопросе. Вместо письма губернатору я бы обратился сначала к "творцам". Глядишь, по "сусекам" поскребли бы и сообразили, чем и как увековечить память камышинских страдальцев. Причем, от души!
    Еще раз повторюсь. Не в деньгах дело, а в черствости человеческих душ. Мне так кажется!
    В.А. Галай [Гость] @ 21 марта 2013, 11:46
    Главные новости
    Самое обсуждаемое
    Афиши Камышина
    c 16 ноября 2017
    Кинотеатр «Дружба»

    c 02 ноября 2017
    Камышинский драматический театр

    Погода в Вашем городе

    выбрать другой город
    <Триста дней тишины. Прокатилась какая-то буря/ По просторам Сетей – и умолк, и ослеп Интернет...>

    <Среди бесчисленных мужчин, Искать защитника так сложно. Кто верен - тот непобедим, И дух сломить мой невозможно. >

    <Я осень раннюю и позднюю люблю, От красок осени и воздуха хмелею, И с жадностью курлыканье ловлю Птиц, улетающих туда, где им теплее.>