Река ИорданИстория наступающего великого православного праздника Крещения, как известно, восходит к библейскому сюжету о погружении Иисуса Христа в воды реки Иордан. И когда минувшим летом я паковала чемодан перед отлетом в Израиль, больше всего хотела добраться именно до этой купели.

То ли по своей непросвещенности, то ли обращаясь к некоему подсознательному образу, Иордан представляла быстрым, полноводным и могучим. Но он оказался тихим, теплым и совсем не широким — типа нашей Иловли. Площадками для культового погружения оборудована только небольшая часть берега — дальше Иордан течет, будто обычная степная речка, чистая, с удивительной ярко-зеленой водой и массой рыбы, которая чуть ли не сама тебе впрыгивает в руки.

Люди со всех континентов, выходя из туристских автобусов на стоянке у святой реки, впадают в некий ступор. Кто-то замирает, скрестив руки на груди, и безмолвно смотрит в небо. Кто-то грохается с громкими молитвами на колени. Кто-то стремглав несется покупать для водного погружения специальную рубаху, которая стоит здесь впятеро дороже, чем в других местах.

(Кстати, что касается коммерции, то ей место у реки, в которой принимал крещение Создатель, к сожалению, абсолютно не чуждо. К обустроенным площадкам со стоянки можно пройти единственным путем — через маркет с заоблачными ценами на все: начиная от бутылки оливкового масла и заканчивая шубой. А скорбные девушки в монашеских одеждах оперативно берут с тебя два евро за то, чтобы минуту одной ногой постоять в тесной раздевалке, а не приспосабливаться к ситуации прямо на берегу).

Гиды нервничают и не могут сдвинуть туристов с места, экскурсионные группы со всего мира перемешиваются. Но каким-то непостижимым образом все и без перевода хорошо понимают друг друга, окунаясь в прозрачные воды.

Любопытно, что подальше от туристской стоянки, немного вверх по течению, уже не видно никаких признаков исключительности святой реки. На прибрежной зелени расстелены покрывала, на них загорают местные мамы с детьми, малыши барахтаются в Иордане на надувных кругах. Ничто не напоминает картин с икон. Впрочем, может, эта жизнь, радость и есть самая мудрая икона...

В Камышине я уже обнаружила больше пятнадцати знакомых, тоже побывавших на земле обетованной и входивших с молитвой в Иордан. По преданию мы все теперь крестники. И мне приятно, что я говорю сейчас о хороших, добрых, мужественных людях.