Три месяца назад знакомые мамы предложили мне работу домработницей на 4 часа в день. В большой квартире надо убирать, стирать оставленные в машинке вещи, мыть плиту, ванну, поливать цветы, кормить кошку и делать кое-что еще по мелочи. Иногда покупать кефир или фрукты и ставить в холодильник. Приготовить легкий ужин. Хозяйка квартиры бывает дома наездами, потому что занимается торговлей. Ее муж живет в другой, своей квартире. Дети взрослые, из Камышина уехали.

Собственно, меня все устроило. Я заканчиваю заочно институт и пишу дипломную работу. Временно больше нигде не работаю. Семьи еще не завела. За 4 часа работы домработницей мне платят 8 тысяч, что вполне нормально по камышинским меркам.

Если бы не одно «но». Стал «клеиться» муж хозяйки. Откровенных домогательств нет, он интеллигентный человек. Но взял моду приходить по утрам и сидеть на диване, пока я «жужжу» с пылесосом или вытяжкой. Нарисуется в дверях, нудит, смотрит под руку. Грубить не хочется, хотя в условия моего договора с хозяйкой этот «надсмотрщик» не входил. Кстати, хозяйка квартиры, опытная бизнес-вумен, наняла меня домработницей по договору, как ИП. В договоре прописано, что я убираю пустую квартиру.

Моя мама считает, что этот договор дает мне какое-то право на защиту своих интересов, поскольку муж хозяйки квартиры на ее жилплощади не прописан. Но, как я понимаю, в Камышине наверняка нет никакого опыта правовой защиты домработниц. А терять выгодную сейчас для меня работу не хотелось бы. Подруги посоветовали вынести сор из избы вот таким нестандартным образом: опубликовать письмо домработницы в газете. Вроде имен нет, но «герой» может и струхнуть. Решила, что ничем не рискую, и вот написала.

Олеся Д.