Сергей АлифановИсточник: «Вечерний Волгоград» (http://vv-34.ru/ranu-na-serdce-mozhet-zashit-hirurg.html)

В книге отзывов госпиталя ветеранов войны много записей. Все они благодарственные, есть даже в стихах. Адресат многих из них – Сергей Алифанов. Говоря ему спасибо, больные часто пишут «хирург от Бога».

Люди старшего поколения, фронтовики – пациенты не совсем обычные. Каждый с характером, капризным или не очень, но все требуют особого подхода.

Оперировать возрастных больных намного сложнее – ткани уже не такие прочные. Шутка ли – в 95 лет вырезать аппендицит? Алифанов взялся. Сейчас Анне Ивановне 101 год: женщина здравствует и благодарит врача.

«Нож хирурга меня оживил»

Роза Николаевна Частухина оказалась на операционном столе тоже в солидном возрасте – под девяносто. В годы войны она служила медицинской сестрой в танковом корпусе.

Многих солдат с поля боя вынесла на своих плечах. Была ранена, когда до Берлина оставалось всего 65 км. Желание увидеть покоренную столицу Германии было так сильно, что она отказалась от госпиталя. Встать на ноги помогли свои медсестры и врач. Это ранение и полученная ранее контузия отозвались в послевоенное время сильными головными болями. И Роза, мечтавшая о белом халате врача, вынуждена была распрощаться с мечтой и стать бухгалтером.

Уже пятнадцать лет женщина лечится в госпитале ветеранов. Когда в очередной раз лежала в терапевтическом отделении, стала сильно беспокоить грыжа, а перед самой выпиской случился приступ. Пригласили хирурга.

– У нас симпатия возникла с первого взгляда. Спорить не хотелось, я сразу ему доверилась. А ведь возраст солидный, плюс куча болячек. Но, как видите, нож хирурга меня оживил. Я много видела врачей, но такой как Сергей Анатольевич – большая редкость.

«Да что там военный!»

Алифанов родился в одном из хуторов Волгоградской области. Хотел как отец стать военным. После девятого класса поехал поступать в Суворовское училище. Желающих надеть погоны – хоть отбавляй, отбор строжайший. У абитуриента Алифанова обнаружили функциональный шум в сердце и вернули документы. Но Сергей не успокоился. Закончив с золотой медалью школу, он опять едет пытать «военного счастья» в военно-медицинскую академию в Санкт-Петербург. И опять неудачно. После этого парень понял, что дорога в армию для него закрыта. Тут ключевую роль сыграли слова дяди: «Да что там военным! Вот стал бы ты хирургом – это было бы дело!»

На тот момент Сереже было все равно, «что хирургом, что в космос», потому как он смутно представлял профессию человека в белом халате. Но в волгоградский мединститут поступил сразу. Запомнилось, как профессор при собеседовании спросил:

– А чего вдруг к нам, чего хотите?

– Чтобы пришел ко мне больной человек, и я его вылечил, – не мудрствуя лукаво ответил Алифанов.

– И все? Вы лучше хорошо учитесь и приходите к нам на кафедру наукой заниматься!

Сергей закончит институт и за 30 лет медицинского стажа у него будет только два места работы – Камышинская центральная городская больница и волгоградский областной госпиталь ветеранов.

Очень оперативное вмешательство

Из пяти тысяч операций, которые выполнил врач, были и неудачные. По словам Сергея Алифанова, у каждого хирурга есть «свое кладбище».

– Это всегда боль и тяжесть на душе, но мы не боги! Иногда бывает слишком поздно, болезнь запущена.

Пять раз хирургу приходилось зашивать раны на… сердце! В буквальном смысле. Не удалось спасти только одного такого пациента. А ведь это одна из сложнейших операций, где, кроме точности, нужна оперативность: рану надо успеть зашить, «чтобы не расползлось сердце», не вытекла кровь.

Не отпускает…

– Сергей Анатольевич, а дети у вас есть? – с тайной надеждой спросила пациентка Камышинской больницы молодого симпатичного хирурга.

– Двое, мальчик и девочка.

– Да откуда?! Вы же днем и ночью на работе, – разочарованию девушки не было предела.

Алифанов действительно почти не выходил из больницы, делая около двухсот операций в год, плановых и экстренных. Однажды перед самым отпуском прооперировал молодого человека. Через пару дней не выдержал, позвонил справиться, как там пациент, как заживают швы. Услышав, что есть серьезные осложнения, каждый день приходил в больницу «как на работу». Отпуск пошел насмарку, но выздоравливающий пациент даже не догадывался, что его наблюдают во внеурочное время. И так было не раз! Сергей Анатольевич обожает сплавляться на плоту по Дону, но после нескольких дней покоя и умиротворяющей тишины начинает чахнуть без работы. Кто бы мог подумать, что случайный выбор профессии мог оказаться точным, как надрез хирурга.