Народный дом в Камышине30 марта 1910 года в губернской газете «Саратовский вестник» (Камышинский уезд входил в то время в Саратовскую губернию) была опубликована статья, которая, по мнению редакции, заслуживала внимания целой губернии. И касалась она Камышина…

А точнее, газеты «Камышинские вести», которая издавалась как «беспартийный умеренно-прогрессивный орган независимой мысли» в 1909-1910 годах и выходила два раза в неделю. Редактором газеты был А. Ф. Титов – камышинский зубной врач. Абрам Федорович слыл прогрессивным человеком и, помимо лечения зубов, много писал. В частности, известна его брошюра на профессиональную тему «О детских молочных зубах» (1911 год).

Впрочем, эту брошюру он издал уже после того, как издаваемая им газета канула в Лету. А всё дело в том, что связано с ней было множество скандалов, один из которых «прославил» Камышин на всю губернию. Вот, что пишет об этом губернская газета «Саратовский вестник»…

«24  марта окружный суд разбирал дело редактора-издателя «Камышинскихъ  Вѣстей», зубного  врача А.Ф. Титова,  25  лет. Его привлек к суду Г.И. Добров, заведовавший столом народного образования в земской управе, а теперь – её секретарь. Он некогда заведовал и хозяйственной частью в Народном доме Попечительства о народной трезвости…». К слову, здание Народного дома сохранилось до сих пор – это корпус ДЮСШ № 1, расположенный на площади Павших борцов (на фото).

Добров, как сообщает губернская газета, отзывался о своем месте работы так:  «Должность эта бесплатная  и  почетная…».

И тут грянул гром: в камышинской газете был опубликован фельетон «Мадагаскарские  сказки» (№ 62  «Вѣстѳй»  от 20  сентября  1909  г.) В фельетоне рассказывалось о некоем Злове, который, между прочим, вел хозяйство попечительства о трезвости. «Злов зло потягивал из кассы, – цитирует строки фельетона губернская газета. – Часть денег, которые должны были бы идти в кассу, оставались в его зловских руках. Как ни простодушны и добры были мадагаскарцы, они  знали, что у Злова рыльце в пушку…».

Вот за этот фельетон Добров и обвинил редактора Титова сначала в клевете, а «затем передумав,  заменил клевету диффамацией». Диффамация была известна законодательству в царской России как «оглашение в печати о частном или... установление такого обстоятельства, которое может повредить чести, достоинству или доброму имени».

Правда, сообщает газета, в «Мадагаскарских сказках» не упоминается имени Г.  И.  Доброва, но на суд призвали свидетелей. Этих уважаемых людей и опросили «о тех основания, по которым Добров принял «сказки» на свой счет»?

И член Земской управы Егор Христиановия Брандт признался: «Как только прочёл фельетон, я сейчас же понял, что речь идет в нем именно о Г.И.  Доброве. Понял, во-первых, по противоположению фамилий, а во-вторых, по обстоятельствам, которые можно отнести только к Доброву. Он в свое время заведовал Народным домом и служил в Земской управе, о чем говорится вскользь в фельетоне».

И другой член Земской управы Ардюков заявил: «При прочтении фельетона не осталось сомнения, что в нем говорится ни о каком Злове с острова Мадагаскара, а о нашем «управском» Доброве!».

В судебных прениях участвовали поверенные – Воскресенский (Доброва) и Пономарев (Титова). Воскресенский был в ударе: он отметил, что Доброву поручалась касса Земской управы, и он никогда не пользовался репутацией человека, у которого «рыльце в пушку». Он также заявил, что «всякая серьезная газета, которая хочет бичевать злоупотребления и пороки, прямо называет лиц и доказывает их общественные проступки!».

В свою очередь, Пономарев сослался на молодость редактора, но Воскресенский отверг его слова фразой: «Это наивно. Неопытным и доверчивым не нужно браться за руководство прессой». Пономарев посчитал обвинение недоказанных за «отсутствием умысла», а Титов в последнем слове сказал, что его «лишили возможности доказывать справедливость написанного документами и свидетелями!».

Выслушав стороны, суд постановил: подвергнуть Титова штрафу в пользу казны – 50 рублей, «а по несостоятельности – аресту». То есть, если бы редактор не оплатил штраф, его бы отправили, по-народному говоря, на нары.

Видимо, Титов штраф оплатил, но в конце 1910 года забросил газету и целиком отдался профессиональной карьере зубного врача.