В преддверии Международного дня театра стараюсь вспомнить, когда же зародилась во мне страсть к этому виду искусства. Кажется, именно в тот момент, когда меня не пустили на спектакль «Анна Каренина». Было это в войну...

Мы с мамой жили в эвакуации в старинном городке Муроме на Оке. Туда же был эвакуирован Смоленский драматический театр. Как-то мама говорит:

— К нам в горком партии билеты принесли, приглашают на «Анну Каренину».

— А это о чём?

— Там женщина в любви бросилась под поезд.

–—И поезд покажут?

— В театре всё показывают. Не увидишь, так услышишь. Тебе-то рано смотреть, всё равно ничего не поймёшь.

— Как не пойму? Мне бабушка про любовь сколько пела — «Мне не мил божий свет»! А тут и поезд.

— Ну что ж? Оставить мне тебя не с кем, пойдём!

Она меня часто брала на лекции, на доклады, на собрания и смотры художественной самодеятельности. Везде пускали. А тут вдруг не пустили! Мама хотела вернуться, но я сказала:

— Нет, посмотри, а потом мне расскажешь.

Иду в печали домой. Навстречу маршируют солдаты со своей песней:

Белоруссия родная,
Украина золотая,
Наше счастье молодое
Мы стальными штыками оградим!!!

Они остановились у театра и быстренько стали исчезать в дверях, в которые меня не пустили!

Ещё я погоревала, а потом решила: «Вот подрасту и всегда буду ходить в театр. Особенно — на «Анну Каренину».

Так оно и случилось. В студенчестве мне посчастливилось увидеть мхатовский спектакль с Аллой Тарасовой. Её Анна просто потрясла меня. Щедрая эмоциональность, искренность, готовность к любви — подвигу. Мать Вронского упрекает её в том, что она испортила жизнь её сыну, подорвала карьеру, подмочила репутацию, лишила доброго имени. Интонацию ответа Анны не могу забыть вот уже 70 лет: «Да разве я не понимаю это?»/ И гибнет она не только от того, что ей нестерпимо тяжело, но и потому, что она хочет спасти реноме Вронского. Сложная, неординарная женская натура.

Потом было множество каренинских впечатлений. Анны становились всё моложе, всё красивее, всё наряднее, всё неожиданнее. В английском, французском, американском, венгерском вариантах. И, конечно, особенно много и значительно в наших отечественных. Здесь не место сравнивать Татьяну Самойлову с Татьяной Друбич или Елизаветой Боярской. В каждом фильме и в каждом театре — своя Анна. Даже наш Камышинский театр в год смерти Л.Н. Толстого, в 1910-м, начинался с инсценировки его «Анны Карениной». А какое счастье вновь и вновь перечитывать роман и сравнивать впечатление со спектаклем или фильмом. А сколько мыслей рождают пьесы А. Чехова, А. Островского, У. Шекспира!

Не зря пишут, что город без театра — просто населённый пункт. Камышин давным-давно, по выражению заслуженной артистки РСФСР Валентины Ватажко, «город, запрограммированный на высокий уровень развития культуры» Те, кто это чувствуют? с утра ведут детей в театр кукол, а вечером наряжаются и отправляются на премьеру. Возвращаются весёлые, душевно обогащённые. А другие, я думаю, скучают и ссорятся.

С высоты своего огромного зрительского стажа зову: «Купите детям билет в будущее, и себя не забывайте порадовать новыми театральными впечатлениями. Это верный путь к счастью. Ведь театр — это праздник жизни!

С праздником, любимый театр! Тебе — успехов, зрителям — восторгов!