В 1708 году Дмитриевск на Волге (будущий Камышин) захватили булавинцы. 13 мая атаман Лунька Хохлач со своим отрядом овладел городом, где установили казацкое правление. Восставшие, к которым присоединилась часть горожан, «выбрали из дмитреевских салдат атамана да старшину и велели им чинить право казачье».

Начиная с 14 мая, в городе в течение двух недель творилось страшное. Это были ужасы старого Камышина… Тут следует напомнить, что это было время правления царя Петра Алексеевича, который рьяно вводил нововведения, в том числе во внешнем виде: ввёл бритьё бород, что вызвало гнев разных слоёв населения, а казаков – в особенности.

«Бунт» (художник Григорий Гукасов)
«Бунт» (художник Григорий Гукасов)

Камышинская летопись, хранящаяся в местном музее, описывает события тех дней… Вечером, 13 мая, воевода города скрылся из города. И наутро начался его активный поиск...

«Поутру (то есть 14 мая) казаки… бритым людям головы рубили, а другим насыпали в пазухи камни и бросали с яру в воду, иных привязывали к деревьям, пускали по воде и палили по них из ружьев. Таковые буйственные поступки производили с тем намерением, покудова живущие не приведут к ним воеводу, и не выдут из города; когда же воевода был сыскан и привезен с острова, обросши уже бородою, то хотели его казнить, но от того упросили казаков все жители».

После усмирения восстания дмитриевцам досталось и от власти. Несмотря на то, что часть горожан остались верны государю, документы повествуют: «Камышенских жителей велел всех забрать, кроме самых престарелых и баб и малых ребят, те и сами исчезнут… Не долга та их сатанинская власть была, и достальные скоро все исчезнут».

В итоге, небольшая часть предателей была повешена вдоль дороги на Царицын, а часть забрана в сам Царицын для дальнейшего суда и следствия. А еще одну часть — тех, кто остался верен, переселили на «на нездоровый болотистый правый берег» реки Камышинки. Дело в том, что князь Хованский должен был исполнить повеление свыше, но после переговоров с оставшимися жителями понял, что предателей давно уже наказали (с момента взятия Дмитриевска прошло два года). Он поступил хитро: и людей не уничтожил, и царский приказ исполнил, повелев всем переселиться на другой берег, где они якобы, как он отписал, тоже «сами исчезнут».

Не исчезли! Да и времена вскоре наступили другие. В 1722 году Петр первый сам ступил на землю Дмитриевска (Камышина) и «зело ругал» Хованского за то, что тот переселил жителей. О том, что это был царский приказ, ему напоминать, видимо, не стали. Все шишки достались Хованскому, как слишком рьяному исполнителю, который, дескать, в дело не вник и сути не разобрал.