Валерий Махарадзе: на портретной фотографии газетной полосеВ этот день, 15 ноября, 2008 года РИА «Новости» опубликовало небольшой некролог, который для многих россиян (камышан, волгоградцев, жителей Дагестана, камчадалов, москвичей и других) стал поводом для серьезных воспоминаний... «Бывший вице-премьер России Валерий Махарадзе скончался в Канаде» - сообщало РИА.

В тексте говорилось: «Бывший вице-премьер России и торговый представитель России в Канаде Валерий Махарадзе скончался на 69-ом году жизни после продолжительной болезни в Оттаве. Махарадзе родился в 1940 году в Махачкале. Службу в армии проходил на Камчатке, где был избран секретарем комсомольской организации. С середины 70-ых годов работал в промышленности - замдиректора стекольного завода «Дагестанские огни»; директором Игринского стекольного завода (Удмуртия); директором стекольного, а затем кузнечно-литейного заводов в городе Камышин (Волгоградская область). В 1990 году Махарадзе избран председателем Волгоградского областного совета, в 1991 году назначен начальником Контрольного управления при президенте России. В 1992 году стал вице-премьером в правительстве России. В 1993 году Махарадзе был направлен торгпредом России в Канаду, где проработал 11 лет до выхода в 2004 году на пенсию».

Сегодня мы вспоминаем о Валерии Махарадзе и предоставляет слово журналисту Владимиру Галаю-старшему, которому выпало судьбой работать в те годы, которые сегодня принято именовать «лихими девяностыми»:

«Сообщение о памятной дате, связанной с Валерием Махарадзе, меня и порадовало, и огорчило. Хорошо, что в Камышине помнят этого человека, печально, что все меньше становится горожан, которым это имя что-то говорит. В начале 90-х годов мне приходилось бывать не только в его кабинете на стеклотарном заводе, но и в Камышинском исполкоме и в Волгоградском совете народных депутатов. Приведу несколько фрагментов воспоминаний о наших встречах...

Через пару дней после назначения Валерия Антоновича председателем городского исполкома мы встретились с ним в бухте, на автобусной остановке. В силу привычки, свойственной газетчикам, не преминул его подколоть: «Решили быть ближе к народу?». И услышал в ответ: «Решил воздухом подышать... Заодно посмотреть как камышане после работы домой  добираются. К тому же мне тут до квартиры рукой подать».

Усомнившись, что "хождение в народ" даст ему что-то иное, чем общение с заводчанами, высказал
предположение, что уже через пару дней он будет "рассекать" на служебной "Волге". И оказался прав. С первых же дней Валерий Антонович с головой погрузился во встречи как с представителями городского "директората", так и с рядовыми камышанами, слышавшими о его внимании к бедам и просьбам заводчан. Естественно, поздними вечерами он возвращался домой на служебной «Волге».

Сказать, что мы были с ним в дружеских отношениях, не могу. Могу лишь заметить, что он иногда "проверял" на мне свои предположения о тех или иных политических предположениях и намерениях. В частности, на одном из первых заседаний новоизбранного городского горсовета я предложил его кандидатуру на должность председателя. Валерий Антонович отказался. А вечером зашел в редакцию «Ленинского знамени», где я в то время работал, и мы сообща с ним «довели до ума» его тезисы выступления на сессии областного совета народных избранников. Как известно, именно тогда-то он и был избран его председателем.

Еще одна памятная встреча с Махарадзе произошла в Волгограде, в его кабинете в облсовете. Инициатором встречи был Валерий Антонович. Точной даты визита к нему в моей голове не сохранилось. Помню, что была она вызвана его просьбой передать партийные взносы секретарю заводского парткома. К тому времени Махарадзе все еще оставался в рядах КПСС и "желчный рулевой" досаждал ему звонками, грозя одновременно намерением об исключении из партии. Взносы я, конечно, передал. Но, как и ожидалось, вскоре Валерий Антонович сам распрощался с КПСС.

Не могу не вспомнить и о впечатлении, которое произвел на меня наш Махарадзе уже в бытность его одним из вице-премьеров российского правительства. Было это вскоре после назначения на этот высокий пост. Одна из областей, близлежащих к столице, понесла людские жертвы и огромные разрушения, в результате невиданного смерча. Борис Ельцин поручил тогда В.А. Махарадзе выяснить ситуацию на месте. И наш бывший камышанин сделал, как мне помнится, все, чтобы минимизировать беды людей».