Микаэл НалбандянОн был десятым ребенком в семье. Жилось трудно, хотя отец работал не покладая рук. Может быть, поэтому старшие сыновья не захотели перенять ремесло отца и, по обычаю, стать кузнецами, а предпочли торговлю, едва научившись читать и считать.

Микаэл рос щупленьким и слабым, и отец сам решил держать его подальше от горна и наковальни. В домашней школе не шибко ученого дьячка семилетний Микаэл за один месяц освоил азбуку, чтение по слогам, молитвенник и догнал тех,  кто учился уже два года. Мальчишка очень часто задавал вопросы дьячку и был много раз бит за «умничанье». Требовалась только тупая зарубежка.

Гораздо полезнее оказалась школа литератора и переводчика Патканяна, где Микаэл с большим удовольствием изучал языки, историю, литературу. Здесь прививались «любовь к сладости знаний», желание самостоятельно работать и расширять свой кругозор. Патканян рано заметил литературные способности Микаэла, помог напечатать его первые стихи.

Город, в котором родился и рос Микаэл Налбандян, назывался Нахичеван-на-Дону. Его по указу Екатерины II построили армяне, переселенные после русско-турецкой войны из Крыма. (Сейчас это один из районов Ростова-на-Дону). К середине ХIХ века он был похож на тогдашний Камышин. Собор, пять церквей, ни одного театра или библиотеки.

Нравы были очень строгие. Девушки и парни могли встретиться только на Пасху, когда весь город собирался у собора. Только там можно было присмотреть себе невесту. Микаэл, к тому времени подросший, окрепший, напечатавший четыре стихотворения, чувствовал себя поэтом и достойным женихом.

Он прикипел сердцем к красавице Вардуи. Простой, милой девушке. На соборной площади долго ею любовался, перекинулся парой слов. Потом несколько раз встретились и поговорили в присутствии ее мамы. И все.

Но каково воображение поэта! Первые порывы любви превратились в горячие строчки, в целую книгу, которая через годы будет уже набрана в типографии, но автор так и не решится ее опубликовать. Напечатана она будет только через 100 лет. Счастья любви, по сути дела, не было. Но счастье творчества налицо!

И представьте себе отчаяние Микаэла, когда он узнал, что без его ведома любимую Вардуи выдали замуж за сына бакалейщика. Сам Микаэл никакой другой любви для себя и представить не мог. Он любил повторять слова Шиллера: «Май жизни цветет лишь однажды». Так и не женился.

Петербургский университет, защита диссертации, звание преподавателя армянского языка, работа в Лазаревском институте восточных языков в Москве... В газетной статье не только изложить, но даже перечислить трудно плоды непрерывной литературной, общественной революционной деятельности Микаэла Налбандяна. Они даже в пятитомное собрание сочинений не уместились. Его книги, статьи, стихи, песни стали духовным достоянием миллионов армян, разнесенных судьбой по всем странам мира. Он всей душой сочувствовал им и писал: «Писатель без народа и народ без писателя беспомощны, но, соединив воедино душу и волю свои, многое способны сделать во имя просвещения общенационального». Он сделал.

М.Л.Налбандян тесно связан с российской историей и литературой. На первых порах
Скульптура Микаэла Налбандяна в Камышинском краеведческом музее он подражал Пушкину и Лермонтову, всю жизнь восхищался Белинским, считал себя единомошленником Чернышевского и Добролюбова. Армянский журнал в Москве «Северное сияние», в котором сотрудничал Налбандян, был сродни лондоскому «Колоколу» и петербургскому «Современнику».

«Преблагороднейшим и добрейшим» Налбандяном восхищался Тургенев, его «золотой душой и преданностью» были покорены Герцен, Огарев, Бакунин. Сейчас мы уже не ругаем наших царей, но ведь были же самодержавие, крепостничество, жестокое преследование передовых мыслителей. После ареста и пребывания в Петропавловской крепости Чернышевский оказался в Сибири, а Налбандян в Камышине.

Имя Налбандяна было запрещено упоминать в печати, и камышане долго не знали, с личностью какого масштаба связана наша история. В 1961 году, когда рождался Камышинский историко-краеведческий музей, член его оргкомитета Геннадий Николаевич Шендаков обратил внимание на стихотворение Сильвы Капутикян, где известная армянская поэтесса вспоминает Микаэла Налбандяна в связи со своим путешествием по Волге и остановкой в Камышине. Этого было достаточно, чтобы в Ереван полетело письмо, и вскоре в литературном музее им. Спандаряна подобрали материалы для экспозиции в Камышине.

Главный редактор тогдашнего «Ленинского знамени» М.И.Дробитов, будучи на отдыхе в Армении, встретился с Сильвой Капутикян и вручил ей приветственный адрес с сердечной благодарностью за возрождение памяти о М.Л.Налбандяне.

О нем писали В.Н.Мамонтов, В.А.Федорков, Л.В.Смелов и другие камышинские журналисты. Учитель георгафии В.А.Степанова проводила классные часы о творчестве Налбандяна. Звучали стихи на русском и армянском языках. И каждый наш экскурсовод,  рассказывая о Камышине, обязательно вспоминал ссыльного Налбандяна.

Он умер в Камышине 12 апреля 1866 года, а через 50 лет родился А.П.Маресьев. Эти даты всегда будут совпадать и взаимодействовать. Как дата смерти Л.Н.Толстого и год рождения Камышинского драмтеатра. Вот и встретим 150-летие со дня смерти Налбандяна и 100-летие Маресьева с разницей в полтора месяца в 2016 году. Тот и другой прославили Камышин на весь мир.

Армянская диаспора в нашем городе и районе самая большая после украинской. Здесь, как и везде в мире Налбандяна помнят. Приходилось слышать как продавцы магазина «Кардинал» отлично читают стихотворение Налбандяна «Свобода» на армянском языке. А глава диаспоры Серго Владимирович Саргсян так активно и бескорыстно заботится о благоустройстве и украшении Камышина, так щедро вкладывает свои силы, нервы и средства в общее дело, что уверена, благодаря ему 150-летие со дня смерти М.Л.Налбандяна будет достойно подготовлено и проведено. А то сейчас даже мемориальная доска с дома на улице Пушкина исчезла, да и неприкаянный медный Налбандян в музее так и не нашел соответствующего его художественным достоинствам места.

Может быть, пригласим гостей из Музея русско-армянской дружбы в Ростове-на-Дону и сами сьездим и положим цветы на могилу Микаэла Лазаревича около того музея? О транспорте Серго Владимирович наверняка позаботится.

В Камышине умер прекрасный поэт, и в день его рождения прочтем одно из последних его стихотворений. Оно написано в Петропавловской крепости незадолго до ссылки. Возможно, при всем своем  личном страдании и отчаянии автор адресовал свои строки не только своей незабвенной и единственной возлюбленной, но и к тысячам своих читателей.

То есть, к каждому, а , вернее, к каждой из нас!

Вспомни меня

Заря, горящая над кущами,
росой умывшая цветы,
и солнце, медленно встающее
из тьмы, - о дева, это ты.
Когда в саду в весенний вечер,
изнемогая от огня,
спешишь к любимому навстречу-
ты вспомни в этот миг меня!
Когда под вишней на закате
присядешь с тем, кто сердцу мил,
и в опьяняющих объятьях
лишишься разума и сил,
когда в тиши польются речи,
опасной нежностью дразня,
и вспыхнут взгляд твой, щеки, плечи -
ты вспомни в этот миг меня!..

Вот так: не ругать последними словами за неверность, не грозить расправой за вероломство, а понять, простить и обессмертить. Да расцветут розы в память об этом замечательном человеке!