А. П. Беляев2015-й год - юбилейный. Сто девяносто лет назад, 14 декабря 1825 года, декабристы вышли на Сенатскую площадь в Петербурге, чтобы свергнуть с престола русского царя.

Все декабристы были молоды. Почти каждый относился к привилегированному сословию. Всего на площадь вышли около трех тысяч человек. Как известно, восстание декабристов было разгромлено уже к ночи. И начались аресты...

«Любой рядовой декабрист нам должен быть интересен, потому что на его облике и судьбе также отразилось время, как и на каждом  из самых ярких и знаменитых», — писал Владимир Чивилихин в своей книге-эссе «Память».

Но из всех 579 декабристов, привлеченных к суду и следствию, и из 121 декабриста, сосланных в Сибирь, на каторгу и поселение, нас интересуют именно наши декабристы, те, которые родились в наших местах, или когда-то были связаны с нашим краем.

И прежде всего, уважаемый читатель, я хочу назвать имена братьев Александра (1803 — 1887) и Петра (1805 — 1864) Беляевых. Из справочника «Декабристы» узнаем, что родились они в селе Ершово Пензенской губернии, где их отец, Петр Гаврилович Беляев, служил управляющим в имении графа Разумовского, был дворянином и Георгиевским кавалером.

Оба его сына воспитывались в Морском кадетском корпусе, в Петербурге. Оба гардемарины, потом мичманы, оба определены в Гвардейский морской экипаж. Братья Беляевы являлись членами «Тайного общества Гвардейского Экипажа», которое существовало с 1824 года. Молодые мичманы Александр и Петр Беляевы были хорошо знакомы с лейтенантом Дмитрием Завалишиным, слова которого сильно действовали на их воображение. Дмитрий Завалишин еще известен тем, что прожил очень долгую жизнь и умер самым последним из декабристов. В беседах с ним братья Беляевы рассуждали о возможности совершить переворот в России. 

Все офицеры Гвардейского Экипажа прекрасно знали рылеевские стихи:

«Я ль буду в роковое время
 Позорить гражданина сан?».

Гвардейский морской экипаж — 1100 штыков при четырех орудиях был, несомненно, ударной силой будущего восстания.

В ночь с 13-го на 14-е декабря мичман Дивов, друг и сослуживец Беляевых, поздно приехал из казарм на квартиру, где жил вместе с Беляевыми. Молодые моряки воображали, как народ будет их приветствовать после удачного мятежа. Они мечтали захватить Зимний Дворец. Этой же ночью братья Беляевы ходили по ротам и агитировали моряков.

...Позже на Сенатской площади Петр Каховский смертельно ранит генерала Милорадовича, что послужило сигналом к вооруженным действиям.

Судьба декабристов была предрешена Николаем I, его личным отношением, степенью антипатии к каждому подсудимому, а также воздействием на императора родственников и друзей несчастных узников. Результатом работы суда стал список, состоящий из 121 «государственного преступника», разделенных на 11 разрядов, по степени виновности.

Братья Беляевы были арестованы уже 15 декабря 1825 года и отправлены в Петропавловскую крепость третьего января 1826 года. Осуждены по 4 разряду и приговорены к каторжным работам на 12 лет. Позже срок был сокращен до 8 лет. После каторги и ссылки им разрешено было поступить рядовыми на Кавказ. Выехали они из Минусинска в марте 1840 года, служили рядовыми в Кабардинском егерском полку и в Навагинском пехотном полку. В 1844 году за отличие в боях с горцами переведены в прапорщики. В 1846 году уволены от службы  в связи с болезнью с позволением проживать в Самаре.

Восстание на Сенатской площадиВолгоградский краевед Софья Леонидовна Мухина в 80-х годах прошлого века публиковала свои заметки в газете «Волгоградская правда» о декабристах, связанных с нашим краем. Она рассказывала о том, что братья Александр и Петр Беляевы по праву могут считаться одними из зачинателей волжского пароходства.  Старший Беляев пережил своего младшего брата на 23 года. Он оставил после себя «Воспоминания декабриста о пережитом и перечувствованном».

Вот краткая история их написания. Лев Николаевич Толстой собирал материал для своего будущего романа о декабристах. Он отправился в Москву в 1878 году. Можно понять его радость и нетерпение от встречи с уже пожилыми декабристами. В гостях у декабриста Свистунова, в его уютном особнячке, в Гагаринском переулке (ныне улица Рылеева, дом 25) Толстой слушал рассказы другого декабриста — нашего Александра Беляева, получил от него на просмотр рукопись его воспоминаний. С одобрения Л.Н. Толстого «Воспоминания Александра Беляева» впервые появились в журнале "Русская старина» в сентябре 1880 года. А.П. Беляев, дожив до 84-х лет, скончался 28 декабря 1887 года в Москве и был похоронен на Ваганьковском кладбище.

В своих «Мемуарах» Беляев пишет: «Мы с братом, когда еще плыли по Волге в Астрахани, мечтали, как бы устроить на Волге какое-нибудь усовершенствованное судно, могшее заменить первобытную расшиву».

В 1846 году, получив право жить в Самаре, они занялись осуществлением своего замысла, собрали средства для строительства парохода. Их «Самара» выходит в рейс уже в 1849 году и в течение 10 лет перевозит различные грузы мимо Нижнего Новгорода, Казани, Саратова, Камышина, Царицына — до Астрахани и обратно.

В своих «Воспоминаниях» А.П. Беляев оставил записки об этом маршруте:

«Камышин, — пишет он, — один из красивейших волжских небольших городов. Он расположен на самом берегу Волги, и набережная его обстроена очень хорошенькими домами с мезонинами и балконами. Он имел 6 каменных церквей и множество садов, придающих ему много прелести. Население, как тогда мы слышали, пользовалось везде самою добрую славой... До Царицына весь нагорный берег почти постоянно живописен. Все селения, на нем расположенные, сеют пшеницу, занимаются рыбной ловлей, но преимущественно судоходством. Камышинские яблоки развозятся повсюду, а также и камышинские арбузы, которые славятся по всей Волге».

Было бы несправедливым не назвать и другие имена декабристов, имеющих отношение к нашему краю. Это Василий Сергеевич Норов, о котором в справочнике "Декабристы" написано, что родился он в селении Ключи Балашовского уезда Саратовской губернии 5 января 1793 года. Он является третьим сыном отставного майора, надворного советника, губернского предводителя дворянства Сергея Александровича Норова — богатого помещика, владельца имений в разных местностях с полутора тысяч крепостных душ. Василий Сергеевич Норов получил, как и все его братья, прекрасное домашнее образование, которое продолжил в Пажеском корпусе. Окончив его, в чине прапорщика был направлен в лейб-гвардии Егерский полк. Тот самый, который под командованием прославленного героя полковника графа Бистрова принял на себя первый удар неприятеля в знаменитой Бородинской битве.

Находясь на службе в гвардии, Василий Сергеевич с 1818 года был членом Союза Благоденствия, а также Южного общества декабристов. На Сенатской площади в декабре 1825 года он не участвовал (был в отставке и жил в Москве), однако его арестовали и поместили в Петропавловскую крепость. После проведенного следствия В.С. Норов был осужден по 2 разряду к каторжным работам, сроком на 15 лет. Позже срок был сокращен Николаем I на пять лет.

В феврале 1835 года его арестантский срок закончился. Ему разрешено было поселиться в имении отца в Дмитриевском уезде Московской губернии. Но и здесь он находился под секретным надзором. В 1841 году он переехал в Ревель, где и написал свои мемуары об Отечественной войне 1812 года. В Ревеле декабрист прожил больше 12 лет. Похоронен на Таллинском кладбище в 1853 году.

Среди воспитанников Морского Кадетского Корпуса, служивших в 1825 году в 8 гвардейском морском экипаже, был еще один наш земляк — юный кадет из города Камышина - Ребровский. Он находился 14 декабря 1825 года вместе со всеми с оружием в руках на Сенатской площади. Его учителя — братья Беляевы и Дмитрий Завалишин и др. Все моряки Экипажа, как известно, подверглись репрессиям. Ребровский прошел чистилище полностью. Мы не знаем, где он сидел,в Петропавловской крепости или в кронгитадских казематах. Вина Ребровского была доказана.

Наш ученый-краевед Е.В. Хорошунов в своей книге «Камышин далекий и близкий» в очерке «Эхо Сенатской площади» пишет: «Прочитал труды историка А.В. Хованского в очередном выпуске "Трудов Саратовской Ученой Архивной Комиссии (СУАК)", где он пишет: «1826 год. Морской Кадетский Корпус просил объявить камышинскому стряпчему Ребровскому о явке в оный для получения сына, уволенного по высочайшему повелению».

Так, эхо восстания на Сенатской площади докатилось и до нашего города.