Встреча двух героев Ю.А.Гагарина и А.П.Маресьева 12 апреля — день, когда человек впервые покинул Землю и покорил космического пространство. Первым космонавтом Земли стал Юрий Гагарин — герой, который, выступая на школьном литературном кружке, сказал:

«Я давно люблю Овода, но Маресьева полюбил сильнее. Он — мой современник, живет вместе с нами на одной земле, и мне хочется встретиться с ним, пожать его мужественную руку. Закончил он неожиданным предложением: «Хорошо бы пригласить его к нам в гости».

Через много лет они встретятся — два Героя Советского Союза Алексей Маресьев и Юрий Гагарин...

Каким он был?

108 минут в полете провел Гагарин. Кажется, об этих 108 минутах мы знаем абсолютно всё. Но лишь тридцать лет спустя после первого полета стал известен полный доклад космонавта о нём. Сначала была плохая связь. Самое драматическое время полета – ориентация корабля и подготовка к включению тормозной установки «Востока». При включении установки корабль начал быстро вращаться вокруг своей оси и получился, как записал космонавт, «кордебалет». Но он не запаниковал. Разделение корабля должно произойти через 10-12 секунд, но оно не наступало. Лишь через десять минут после включения тормозной установки оно произошло. Гагарин сохранял хладнокровие, не стал «поднимать шум», верил, что сядет нормально, что и случилось, и он очутился на берегу Волги...

«Каким он был, первопроходец космоса?» — этот вопрос интересует и молодых, и представителей старшего поколения.

Ответ на него в какой-то ­мере дают статьи и выступления Ю. А. Гага­рина. Когда вчитываешься в написанные им cтроки, отчетливо видишь, сколько было в нем жизнерадостности и задора, настоящей молодости и бодрости духа! Человек широкого кругозора, огромной энергии, неистребимого оптимизма, человек, в душе которого горело «светлое, негасимое пламя подвига», — таким был Юрий Гага­рин. Таким он вновь предстает перед нами, когда мы обращаемся к написанным им статьям.

Одна из них была опубликована вскоре после полета, 1 мая 1961 года, в газете «Красная звезда». Для нас, камышан, она примечательна тем, что в ней первый космонавт заявляет, что примером для него всегда был наш земляк — Алексей Маресьев.

Звезды становятся ближе

Я видел дневные звезды. Нет, не те, отраженные, что плавают в глубоких-преглубоких колодцах. Я видел дневные звезды над головой. Они необычайно отчетливы, будто бриллианто­вые бусины на черном барха­те. Но суть не только в красо­те. Там, на трехсоткилометро­вой высоте, вселенские свети­ла и впрямь видятся ближе, яснее: ведь с них сдернута чадра земной атмосферы. И эта непривычная, впервые испытанная близость к дальним мирам рождает волнующие чувства.

Там, на высоте, кажется, ви­дишь дальше, чем мог видеть прежде: и вперед, и в глубь истории. Перед мысленным взором встают ярчайшие видения прошлого. Где-то в глу­хой рязанской стороне отчаян­ный подьячий Крякутной, дерз­нув выступить «божьей воле» вопреки, поднялся ввысь на шаре, наполненном дымом. Он доказал, что смертные могут летать получше воображае­мых ангелов. А позже самолет Александра Можайского взмы­вает всего на несколько саженей от пыльной дороги, но он пробивает окно в небесную высь.

Потом мужественный Нестеров совершает голово­кружительную и впрямь мерт­вую по тем временам петлю. И, наконец, гениальный Кон­стантин Циолковский дает ми­ру путевку к звездам. Все это наши соотечественники, нацио­нальная гордость земли рус­ской!

...А дальние расстояния? Разве они не были предметом наших пылких воображений, поисков и нетерпеливых сравнений?! Помню, мне довелось летать со многими бывалыми авиато­рами, за плечами которых был большой налет на скоростных машинах. Они провели в воздухе тысячи часов. Немало нале­тали и сравнительно молодые летчики. Вот и решили мы как-то прикинуть общий налет, перевести его в километры. Получилась цифра, подтверж­давшая, что общий маршрут наших сослуживцев протянулся чуть ли не до небесных све­тил. Кто-то совсем серьезно заметил:

— До самой далекой плане­ты не так уж, друзья, далеко.

Первый полет в космос по­зволил мне познакомиться не только с небывалой высотой и скоростью, но и с гораздо большим: возможностями на­ших ученых, инженеров, рядо­вых тружеников. Наши люди, воспитанные Коммунистиче­ской партией, способны тво­рить чудеса. Ведь наш корабль «Восток», с которым я срод­нился, как с живым существом, является сгустком всех новей­ших достижений мировой нау­ки и техники. А резервы наши неисчерпаемы. Наш арсенал неистощим!

Меня товарищи как-то спра­шивали: труден ли был кос­мический полет? Я ответил: не легок, но вполне терпим. И еще добавил: на этом полете не хочется точку ставить. По­нравилось летать в космосе. Мечтаю побывать на Луне, Марсе, Венере. В общем, поле­тать по-настоящему. О моем желании узнали многие, в том числе и мой любимый герой — Алексей Маресьев, о встре­че с которым я давно мечтал. И вот такая встреча состоялась в Московской студии телеви­дения. Алексей Маресьев подарил мне мою любимую кни­гу Бориса Полевого «Повесть о настоящем человеке» с над­писью на титульном листе:

«...Желаю тебе пилотировать космические корабли на Луну, Марс, Венеру и другие плане­ты...».

Не верить в свершение это­го пожелания невозможно. Время такое! Один из моих товарищей назвал его звезд­ным. И он прав. Звезды стано­вятся ближе!