Камышин. На открытии памятника Петру Первому.В Камышине установлен памятник памятник последнему царю Всея Руси (с 1682 года) и первому императору Всероссийскому (с 1721 года) Петру Первому. Он был торжественно открыт 24 августа, накануне дня рождения города. Однако мало, кто знает, что император за два часа пребывания в крепости Камышинки основал здесь полицию...

Основание органов полиции в столице

Император Всероссийский Петр I Алексеевич часто и подолгу бывал за границей. Он перенимал опыт управления у европейских политиков, поэтому при создании регулярной полиции в России, несомненно, учел опыт Франции, где в конце XVII — начале XVIII века это правоохранительное ведомство стало настоящей опорой общества.

Согласно историческим документам, 25 мая (5 июня по н. ст.) 1718 года императором Петром I была учреждена должность Санкт-Петербургского генерал-полицмейстера – начальника главной полицмейстерской канцелярии, а также издан руководящий документ — «Пункты, данные Санкт-Петербургскому генерал-полицмейстеру», в котором была сформулирована программа деятельности полиции и определены ее роль и место в российском государстве.

Спустя два дня, 27 мая 1718 года, был назначен первый генерал-полицмейстер Санкт-Петербурга — генерал-адъютант императора Антон Мануилович Дивьер. Следует отметь, что Дивьер подчинялся напрямую Сенату, а руководство к работе в виде инструкции ему составил лично государь.

Петр Великий уже в те годы обрисовал генеральный образ полиции: «Полиция есть душа гражданства и всех добрых порядков и фундаментальный подпор человеческой безопасности и удобности».

Характерной чертой возникновения русской полиции являлся ее военизированный характер. На службу в полицию, как правило, переводились армейские офицеры. Низшие полицейские чины комплектовались из унтер-офицеров и солдат старших возрастов, исполнявших рекрутскую повинность, но уже по возрасту и состоянию здоровья непригодных к службе в полевых войсках.

Круг обязанностей полиции был очень широк. Это борьба с уголовной преступностью и охрана общественного порядка, а также обеспечение санитарной (в том числе соблюдение правил торговли съестными продуктами) и пожарной безопасности и многое другое, включая борьбу с нищенством, проституцией, пьянством и азартными играми. Также был возложен контроль за соблюдением паспортного режима, поимка беглых и беспаспортных.

Полиция не только следила за порядком в городе, но и выполняла ряд хозяйственных функций: например, занималась благоустройством города (мощением улиц, осушением болотистых мест, уборкой мусора и т. п.). Стараниями Дивьера в 1721 году в Санкт-Петербурге были поставлены первые фонари и скамейки для отдыха. Была организована пожарная служба.

В одном из первых документов, характеризующих принципы организации полиции и возложенные на нее функции, — «Регламенте, или Уставе Главного магистрата», утвержденном в 1721 году, говорится: «Полиция особливое свое состояние имеет, а именно: оная споспешествуя в правах и в правосудии, рождает добрые порядки и нравоучения, всем безопасность подает от разбойников, воров, насильников  и обманщиков и сим подобных, непорядочное и непотребное житие отгоняет, и принуждает каждого к трудам и честному промыслу».

Спустя год опыт Санкт-Петербурга был распространен на Москву: 19 (30) января 1722 года в Москве была учреждена должность обер-полицмейстера. В соответствии с инструкцией от того же года обер-полицмейстер руководил охраной общественного спокойствия в Москве, являлс руководителем Московской полицмейстерской канцелярии, а с 1782 года — Управы благочиния. (Отметьте для себя год — 1722-й).

Петр Великий и Камышин

В годы создания полиции в Российской империи Петр Великий решал также множество других стратегических вопросов государства. В 1722 году он с армией проследовал по Волге в Каспийский (Персидский) поход.

15 июня 1722 года 50-летний Петр I ступил на землю Дмитриевска (Камышина).

В походном журнале императора записано: «1722. Июнь 15-го. Поутру на рассвете прибыли к Камышинкам (старое название города — прим. авт.), где с города стреляли из пятнадцати, им ответствовало из трех пушек, где Его Величество изволил осмотреть город. И тут был часа с два, пошли в путь...».

Императора сопровождали Екатерина I и другие именитые лица империи. Царь «с тщанием» осмотрел крепость, оценил ее обороноспособность, беседовал с воеводой о роли города в «обживании» низового Поволжья и защите торговых путей.

Дмитриевск (Камышин) был охранной крепостью, поэтому все население его составляли военные Дмитриевского полка. Однако Петр и тут за два часа пребывания провел реформу: он разделил Дмитриевский полк на пеших и конных служивых людей, конные стали именоваться городовыми казаками. То есть, предвидя мирное будущее города, император, по сути, возложил на городовых казаков, в том числе, и полицейские функции! Ведь городовые казаки, помимо несения гарнизонной и пограничной службы на укрепленных («засечных») границах, занимались еще и охраной правопорядка.

Уходя из Дмитриевска в путь на Каспий, Петр I взял с собой 40 местных жителей в качестве гребцов. Камышинская летопись сообщает: «...возвратились только Таньков и Кока, а прочие все в Персии померли».

В результате этого похода 1722–1723 годов Российское государство приобрело территории на юго-западном побережье Каспийского моря. В сентябре 1723 года персы подписали соглашение, по которому признали за Россией западное и южное побережье Каспийского моря с городами Баку и Дербент и областями Гилян, Мазендеран и Астрабад. Однако после смерти Петра правительство Анны Иоанновны посчитало, что этот регион бесперспективный, и он был оставлен.