Туристы, совершающие вояж по Волге вдоль Камышина, неизменно видят это сооружение и задают вопрос: «Что это?».

Предположений, как водится, высказывается немало.  Более всего предполагают секретную деятельность военных. Однако это своеобразный памятник промышленной логистике.

Это камышинская лесотаска. Точнее, ее нижняя часть, которая выходила непосредственно к Волге. По лесотаске, естественно, тащили лес,  то бишь поднимали его с нижней террасы, у Волги, где причаливали плоты с бревнами, — на верхнюю, куда подходили железнодорожные пути. Такая была транспортная логистика в начале XX века при перевозке бревен сначала водным путем по Волге (из губерний, расположенных выше по течению, где произрастает лес — например, Нижегородской), а затем — железнодорожным, по Камышинскому уезду и другим.

Лесотаска была построена в конце XIX века, когда в городе был реализован   широкомасштабный проект по строительству железнодорожной ветки Тамбов-Камышин. Реализовывало проект Акционерное общество «Рязано-Уральская железная дорога», которому Камышинская городская дума выставила ряд условий в обмен на отчуждение городской земли под постройки. РУЖД «привела» в Камышине не только железнодорожные пути, но и построила вокзал (1894 год), мост через Камышинку (1896 год) и водопровод (сдан в эксплуатацию в 1898 году).

Кроме того, Акционерное общество ввело в строй целый комплекс зданий и сооружений железной дороги — депо с поворотным кругом, водокачки (частично сохранились до сих пор), элеватор емкостью 500 000 пудов, нефтесклад, нефтяную, хлебную, рыбную и соляную пристани с подъемниками и подвесными вагонетками, а также клуб, в котором размещались библиотека и народный театр. Ну, и лесотаска с тоннелем, часть которой в виде арочного выхода к воде в теле волжского обрыва, сохранилась до сих пор.

Камышинские купцы «делали миллионы» на лесе — некоторых за глаза называли «миллионщиками» . Среди них были первые лица города, включая даже одно время городского голову — купца II гильдии В.Н. Ткаченко.

Ранее ИНФОКАМ рассказывал, как в мае 1911 года в губернскую газету «Саратовский листок» поступила жалоба камышинских коммерсантов. Её подписали 7 лесопромышленников (среди них было и несколько членов городской думы): Юдаев, Войнов, Рогожин, Горбунов, Алабушев, Зонов и Ткаченко.
«Камышин три дня не грузит лес, нет платформ, — с возмущением писали камышинские купцы. — Царицын каждый день отправляет более 300 платформ. Вы ведете нас к разорению! Царицын, конкурент, работает, мы не можем...».

Далее камышане взывали к справедливости: «Начальник отделения бездействует. Остатки леса — громадные, убытки терпим. На станции «Ильмень» скопление платформ. Мотивируют, что нет паровоза подать в Камышин!».

Со стороны РУЖД предлагалось следующее решение вопроса: лестоторговцы могут арендовать паровоз. Однако камышинских коммерсантов подобный подход не устроил.

Они требовали через газету: «Сделайте распоряжение. Страдают интересы дороги. Мы можем каждый день грузить сто длинных платформ!».

Дело, конечно, было разрешено, в Камышин тоже подали платформы... Однако за упущенные дни царицынские лесоторговцы «сделали барыш», а камышинские — «потерпели убытки».