Н. И. Ляшенкоу дома на улице Камышинской, 38Хотя залпы орудий Великой Отечественной войны отгремели давно на нашей земле, эпизоды жизни  жителей нашего города в период войны продолжают будоражить умы наших историков и краеведов. В частности, продолжает волновать вопрос, действительно ли в период Сталинградской битвы был на нашей земле полководец Жуков Г.К. И если был, то какова была его роль в жизни нашего прифронтового города.

Первое сообщение о прибытии Г. К. Жукова на камышинскую землю мы находим во втром томе его книг «Воспоминания и размышления». Вылетев 29 августа с центрального аэродрома Москвы, наш самолёт через четыре часа сел на полевую площадку в районе Камышина на Волге.  Встретил меня А. М. Василевский и тут же познакомил с последними событиями. После короткого разговора мы поехали в штаб  Сталинградского фронта, в Малое Иваново. Было уже около двеннадцати часов, когда мы прибыли на место.

По исследованию бывшего старшего научного сотрудника Камышинского историко-краеведческого музея В. С. Шантарина в целях конспирации самолёт с генералом Г. К. Жуковым сел на ремонтный аэродром, располагавшийся в районе нынешнего третьего городка.

Первый рассказ о пребывании в Камышине легендарного полководца, Нины Викторовны Бескаравайной, был напечатан на страницах газеты «Диалог» 30 ноября 1996 года Г. К. Жуков приехал в сентябре или октябре 1942 года к начальнику медицинской службы Сталинградского фронта А.С. Прокопцу, который  жил в доме Баскаравайных на улице Пушкина,33. Гость был в доме недолго. Оставив распоряжение гость со всеми попращался. Начальник мед. Службы А. Прокопец ответил : «До свидания, Георгий Константинович, всё будет выполнено.» Вот тут я поняла, что это был Жуков»- писала Н.В. Бескаравайная.

Сразу же в Камышине появились скептики, которые отрицали правдивость сведений о пребывании Г. К. Жукова в Камышине Нины Викторовны Бескаравайной как и других авторов. Аргументация у скептиков была одна : «В книге маршала Г.К.Жукова «Воспоминания и размышления» 1985, нет ни одного упоминания об эпизодах его пребывания в городе Камышине.

Обозревателю редакции «Диалог» пришлось объяснять.

Перечислив прошлые и существовавшие ответственные должности, которые занимала Н. В. Бескаравайная-депутат городского  Совета, инспектор по охране материнства и младенчества в Горздравотделении, общественный заседатель народного суда, в последние годы заведующая городским улично-домовым общественным комитетом свидетельствовали о том, что Нина Викторовна-личность авторитетная в администрации города. Иными словами, Нина Викторовна не могла сообщать в городскую газету недостоверные сведения о Г.К. Жукове.

В. С. Шантарин, изучавший период Великой Отечественной войны, утверждал, что материалы  Советского Союза, ветераны ВОВ в своих мемуарах, воспоминаниях не обязаны были освещать все эпизоды их воинской службы. Не все эпизоды воинской службы фиксировались и в архивах страны.

Ценными помощниками в исследованиях историков являются местные краеведы.

Автор этих строк в последние годы предприняла розыск свидетелей, как это установлено, в числе трёх лиц, свидетелей эпизодов пребывания Г. К. Жукова в Камышине.

Михаил Михайлович Бескаравайный, сын Нины Викторовны Бескаравайной, учёный, кандидат биологических наук в 2010 году передал в фонды городского музея своё воспоминание. В воспоминании Михаил Бескаравайный подтвердил факт пребывания в их родительском доме по улице Пушкина, 33, осенью 1942 года генерала Г.К. Жукова. Этот эпизод был отражён в статье Н.В. Бескаравайной в газете «Диалог» 30/XI 1996 года. В дом приехали проживавший здесь А.С. Прокопец и Г.К. Жуков. «Моя мать приготовила и подала им чай», - пишет М. Бескаравайный. «В последующие дни в разговорах с нами Андрей Семёнович подтвердил, что это был маршал Георгий Константинович Жуков».

В конце статьи Н. В. Бескаравайная написала, что она проводила Г. К. Жукова до калитки, выходившей на улицу Спартаковскую. Там его ожидал адъютант. И они пошли вниз к речке Камышинке, где остановился Г.К. Жуков в доме по улице Спартаковской № 22, как об этом рассказала ей на следующий день Е. И. Пищулина, хозяйка дома № 22. А подробно об этом эпизоде пребывания Г. К. Жукова рассказала мне в 1997 году моя школьная подруга Евгения Пищулина, дочь Е. И. Пищулиной. В этом доме был приготовлен обед для Г.К. Жукова и военоначальников. Г. К. Жуков провёл здесь совещание с военоначальниками.

В конце дня Г. К. Жуков покинул дом, возглавив на коне поток солдат, которые прибыли из Николаевска. Об этом эпизоде подробно написала  на страницах газеты «Диалог» автор этих строк (14.06.2000 г.)

О том, что в доме Пищулиных был генерал Г. К. Жуков, сказал Е. И. Пищулиной повар. Позже Е.И. Пищулина убедилась в этом, увидев портрет Г. К. Жукова в магазине «Книги» на улице Октябрьской. Родственники и близкие друзья семьи Пищулиных могут быть свидетелями эпизода пребывания Жукова в доме Пищулиных.

11 июня 2003 года в фонды Камышинского историко-краеведческого музея поступила рукопись «Воспоминания о войне» коренной камышанки Александры Васильевны Фёдоровой.

Вскоре после этого  я познакомилась с Александрой Фёдоровой. Мы учились и жили в Камышине в одно и то же время, и нам было о чём вспомнить. В рукописи Александра Фёдорова написала об одном эпизоде пребывания Г. К. Жукова в суровые годы войны в городе Камышине.

Это было осень 1942 года. В один из домов города на углу улиц Гоголя и Гражданской, в многоквартирный дом приехал Георгий Константинович.

Во время его приезда в дом, в доме находились отец Александры Фёдоровой Василий Егорович Фёдоров и его сын Николай. В этот дом, в одну из квартир Фёдоровы на телеге, запряжённой лошадью, привезли продукты осеннего урожая. Цель посещения Г.К. Жукова неизвестна. Георгий Константинович очень спешил и отказался от приготовленного для него обеда. Выпил лишь стакан чая. Вскоре после его отъезда произошёл взрыв от разорвавшейся бомбы, на углу улиц Гоголя и Калинина. Как вспомнили В.Е. Фёдоров и его сын, бомба упала на то место, откуда едва успел отъехать Г.К. Жуков. В.Е. Фёдоров и его сын спрятались от осколков бомбы под свою телегу. Я ходила смотреть в 1942 году, в своём 12-летнем возрасте, место разорвавшейся бомбы и полуразрушенный дом.

Александра Фёдорова в «Воспоминаниях  о войне» написала взволнованные строки: «Ясно было, что эта акция-явное покушение на прославленного маршала. Все, кто имел отношение к этой короткой встрече с г. К. Жуковым, были очень встревожены и рады тому, что не случилось ещё более страшной трагедии-гибели великого полководца Г.К. Жукова.

Эти воспоминания А. Фёдорова написала со слов очевидцев: своего отца, Фёдорова В.Е., своего старшего брата Николая Фёдорова и тёти Л. Больдус, приятельницы её мамы, которая жила в доме по указанному адресу.

Василий Егорович до войны был служащим Совпартиколы, заведующим столовой.

В годы Великой Отечественной войны Василий Егорович был на индендатской службе: обеспечивал продуктами военные госпитали. Брат Николай учился в средней школе. Л. Больдус была приятельницей мамы Александры Фёдоровой. Александра Фёдорова получила образование в Камышине. Закончила Камышинскую фельдшерско-акушерскую школу. Была служащей Советской армии. Продолжительное время, до выхода на заслуженный отдых, была медицинским работником в одном из военных госпиталей города. В госпитале  вела общественную работу. (Этот эпизод автором этих строк был освещён на страницах газеты «Диалог» 17 апреля 2008 года)

В поисках следов пребывания Г. К. Жукова в Камышине я обратилась к ветерану Великой Отечественной войны Лидие Васильевне Чуприковой, к педагогу, к известному в нашем городе общественному деятелю. Она рассказала мне о своей жизни в период Великой Отечественной войны.

В 1942 году Лидие Васильевне был 21 год, когда по призыву Камышинского военкомата она стала работать в одном из эвакогоспитателей.

Лидия Васильевна была связана по работе с политотделом госпиталя. В её обязанности входило проведение политинформаций, материал брала в политотделе, распределяла политическую литературу по другим госпиталям. Политотдел располагался в одноэтажном доме на улице Камышинской, в доме №38 А.

Однажды, в ноябре 1942 года, Лидии Васильевне понадобилось пройти в политотдел. У двухэтажного деревянного дома №38 Б по улице Камышинской, стояли часовые. Во двор дома часовые не пропускали. В этом двухэтажном доме, как позже узнала Лидия Васильевна, состоялось совещание военнослужащих. Они проходили во двор и поднимались по деревянной лестнице на второй этаж дома. Когда совещание закончилось, Лидия Васильевна спросила у часового: «Почему не пропускали?» Часовой ответил: «Присутствовало важное лицо».

В книге «Воспоминания и размышления» Г.К.  Жуков указывал, что в конце октября и начале ноября ему, А.М. Василевскому и другим представителям Ставки пришлось основательно поработать в войсках, чтобыпомочь командованию, штабам и войскам освоить план контрнаступления. Возможно, что именно этой работе представителей Ставки было посвящено совещание в доме №38 Б.

Через несколько месяцев после проведённого  совещания служащие политотдела сказали Лидии Васильевне, что на совещании присутствовал Георгий Константинович Жуков.

Быть может кто-то из камышан, из бывших служащих политотдела, или их родственников, сможет подтвердить пребывание Г.К.Жукова в ноябре 1942 года на совещании в доме по улице Камышинской. И сможет сообщить об этом в редакцию газеты «Инфокам». (Этот эпизод автор этих строк отразила на страницах газеты «Диалог» 9 июня 2005 года).

Автору этих строк довелось познакомиться с камышанкой Софьей Константиновной Ерекиной. В своих воспоминаниях о далёком детстве, проведённом в Камышине, Софья Константиновна писала (Газета «Диалог» 24.06.2005 г.)

«Однажды я воочию увидела Г. К. Жукова. Мы бегали, играли на Камышинской улице и вдруг на дорогу вышла группа военных.... Главный распорядился: «Угостите детей!», и нам  вынесли шоколад и печенье... То, что нас угощал сам Жуков  я, конечно, осознала гораздо позже, уже взрослая.

На мой вопрос к Софье Константиновне, как осознала она, что в годы детства детей угощал сам Г. К. Жуков, Софья Константиновна ответила так. Будучи взрослой, она жила по месту службы своего мужа, ракетчика, Н.В. Ерекина в городе Юбилейном. Там она была директором съёмочной группы филиала киностудии МОСССР. Ей довелось осуществлять съёмки документального фильма «Маршал Г.К. Жуков. Вот тогда то в её памяти воскрес образ полководца Г.К. Жукова- его лицо, его фигура и осанка.

В 2008 году (г. Москва) вышла книга полковника В. Е. Гавриленко, ракетчика-первопроходца: «Первые ракетчики и их потомки». В книге помещены полностью воспоминания С.К. Ерекиной о годах её детства, приведена полная биографическая справка.

Недавно на сайте «Военная литература» демонстрировалась книга группы авторов «Военно-исторический очерк о боевом пути 16-й воздушной армии (1942-1945) М. Воениздат, 1973. В главе первой «В битве на Волге» сказано:» Приказом НКО 8 августа 1942 года было положено начало формированию 16-й воздушной армии...

«Только 1 сентября генералы П.С. Степанов и С.И.Руденко были вызваны в Камышин, где представители Ставки Верховного Главнокомандования генералы Г.К. Жуков и А.А. Новиков объявили им окончательное решение об ускорении формирования 16-й воздушной армии... Следовательно, нет никаких сомнений в том, что осенью 1942 года генерал Г. К. Жуков пребывал в прифронтовом городе Камышине.