Загадочная вещь человеческая судьба… Какие только приключения не затрагивают и прославляют ее! И ладно, касалось бы это только царствующих особ, вроде Петра I, или знаменитых разбойников, вроде Разина, так нет же: судьба выносит на самый верх знаменательных исторических событий имена людей, которые ранее никому не были знакомы. Вспомним, к примеру, одного голландца…

Первый корабль

В 1668 году для защиты волжского торгового пути от речных грабителей по указу царя Алексея Михайловича стрельцами под командой полковника англичанина Томаса Белли была построена крепость — КАМЫШИНКА. А за год до этого знаменательного события по царскому указу на реке Оке начали постройку кораблей «для посылок из Астрахани на Хвалынское (Каспийское) море». Корабль, постройка которого была закончена в 1669 году, был наречен Его Величеством гордо и красиво — «Орел». Это первый военный корабль России, который представлял собой тип морского двухпалубного трехмачтового судна длиной 35 метров, шириной 6,5 и осадкой 1,5 метра; вооружение корабля составляли 22 пушки.

Команда «Орла» состояла из 20 человек, среди которых находился голландский парусный мастер Якоб Стрейс. Об этом человеке и его удивительной судьбе мы поведем свой рассказ…

Летом 1669 года «Орел» в составе небольшой флотилии начал свое путешествие. Якоб Стрейс пишет в мемуарах: «21 мая мы спустились по реке Волге из Нижнего Новгорода. В Волге ловится всякого рода рыба, берега же покрыты многими селами и городами, но плавать по ней можно не везде и не во всякое время, так как донские казаки обыкновенно разъезжают по ней и грабят попадающиеся им навстречу суда...

При устье реки Камышинки видел город Камышин. Москвитяне построили его в 1668 г. и укрепили с помощью Томаса Бейли для того, чтобы пресечь путь казакам, которые, проходя по Камышинке для того, чтобы попасть на Волгу, грабили все, что попадалось там. Но, несмотря на эту предосторожность, хотя они не входят в реку так легко, как прежде, все-таки продолжают плавать, переправляя лодки на четырехколесных повозках через пространство от 6 до 7 миль». (Речь в данном случае идет о знаменитой «камышинской переволоке» из Иловли в Волгу — прим. авт.)

Вызывая неизменный интерес волжского населения, корабль «Орел» миновал Царицын и прибыл в Астрахань. Сюда же из знаменитого персидского разбойничьего похода с «зело богатой добычей» возвратился Степан Разин. Здесь он принес повинную царю и, послав гонцов в Москву, остался в городе ждать ответа. Первый корабль и первый разбойник встретились, и свидетелем тому стал голландец Яков Стрейс.

О, Волга моя!

Вот так описывает исторические события шкипер «Орла» Якоб Стрейс:

«Разин прибыл на судно с тем, чтобы повеселиться, пил, бражничал и неистовствовал… При нем была персидская княжна, которую он похитил со своим братом. Он подарил юношу господину Прозоровскому (астраханский воевода — прим. авт.), а княжну принудил стать своей любовницей. Придя в неистовство и запьянев, он совершил следующую необдуманную жестокость: обратившись к Волге, он сказал: «Ты прекрасная река! От тебя получал я так много золота, серебра и драгоценностей, ты мать моей чести и славы и тьфу на меня за то, что я до сих не принес ничего в жертву тебе. Ну, хорошо, я не хочу быть более неблагодарным!» Затем он схватил несчастную, одной рукой за шею, а другой за руки — и бросил в реку. На ней были одежды, затканные золотом и серебром, и она была убрана жемчугами, алмазами и другими драгоценными камнями, как королева. Она была весьма красивой и приветливой девушкой, нравилась ему и во всем пришлась ему по нраву. Она тоже полюбила его из страха перед его жестокостью и чтобы забыть свое горе». 

Открываются два интереснейших факта. Во-первых, Разин привез с собой не только княжну, но и ее брата, о чем популярная советская история почему-то предпочитали умалчивать: видимо, чтобы Разин не представал таким уж злым разбойником. А во-вторых, первый русский немой фильм «Степан Разин» (1908 год), а за ним и все массовые театральные представления оказываются далекими от реальности: не было красивой струги, с которой разбойник бросил в воду княжну, а был первый русский корабль «Орел». Правдой остается лишь, как сказали бы следователи, сам факт утопления и состояния сильного алкогольного опьянения.

Судьба корабля и иноземца

После взятия Астрахани Разиным иноземная команда первого русского корабля» разбежалась, а сам «Орел» сжег лично Степан Разин, — очевидно, ему были не нужны хорошие корабли. Шкипер Якоб Стрейс при выходе в Каспийское море попал в плен, и только после множества приключений смог вернутся в Голландию. В чьем плену находился голландец и какие страны он еще повидал, пока неизвестно. Есть еще простор для исторических поисков. Однако согласитесь, какая удивительная судьба человека, оказавшегося в самом пекле кровавых исторических событий разинского восстания 1668-70 годов!