В истории Камышина и страны оставил значительный след род Миловановых — отца и сына. Отец — местный врач — посвятил свою жизнь борьбе с туберкулезом и излечил от этого страшного недуга множество людей.

Кадр из фильма «Девять дней одного года»
Кадр из фильма «Девять дней одного года»

Сын пошел дальше отца. Он стал известным ученым-ядерщиком. К сожалению, авария, произошедшая в лаборатории при проведении исследований на физическом котле быстрых нейтронов, оборвала его жизнь. Фактически он повторил судьбу героя фильма «Девять дней одного года», сюжет которого посвящён работе физиков-ядерщиков и частично основан на реальных событиях...

Жизнь, посвященная борьбе с туберкулезом

В 1926 году в Камышинский уездный отдел здравоохранения поступил на должность санитарного врача Петр Федорович Милованов. Это был всесторонне одаренный и творческий человек: он закончил гимназию с золотой медалью, играл на скрипке, а в Астраханском медицинском институте, где он получил образование, о Милованове отзывались так: «...неизменно пользуется любовью и уважением слушателей (он занимался в научном студенческом обществе), к которым он всегда относился в высшей степени отзывчиво и сердечно».

Петр Федорович быстро делал карьеру: через год он стал заместителем заведующего уездного здравотдела, а еще через год состоял уже на службе окружного здравотдела. Однако в 1932 году Милованов заболел туберкулезом легких. Он оставил разъездную должность, но покинуть медицину не смог.

Больной лечился в Николаевской кумысолечебнице — на другом берегу Волги, которую вскоре возглавил как главный врач. Милованов много работает, пишет статьи и рефераты. Главной задачей врача стала битва с туберкулезом легких, и отзывы о нем от больных были самые душевные и благодарные. Скончался врач П. Ф. Милованов в 1941 году, практически до последнего дня работая в тубдиспансере и оказывая помощь больным.

Они служили науке

Сын камышинского врача — Юлий Петрович Милованов — перенял от отца не только умение играть на скрипке. Это был выдающийся ученый-атомщик, кандидат технических наук, награжденный орденом Трудового Красного знамени. Юлий Петрович работал в прославленном институте, который в наше время носит название «Российский федеральный ядерный центр - Всероссийский научно-исследовательский институт технической физики (РФЯЦ-ВНИИТФ)». Он занимался исследованиями в отделении экспериментальной физики, работал на первом стенде для критмассовых измерений. Для этих измерений в 1958 году был был введен в эксплуатацию физический котел быстрых нейтронов (ФКБН).

Практически нет сомнений в том, что Ю. П. Милованов встречался, а может быть, и работал под руководством будущего академика А. Д. Сахарова. Дело в том, что ФКБН создавался под в лаборатории, основу которой составляли физики, перешедшие из расформированной «Лаборатории «Б» (Ю. П. Милованов, М. Г. Попов, И. С. Анисимов). Они приехали в институт из «закрытого» города Арзамас-16 (Саров), где с 1960 по 1968 год работал будущий академик, «отец ядерной бомбы». За основу новой установки ученые взяли созданный в Арзамасе-16 в 1955 году ФКБН, о котором пишет в воспоминаниях академик Сахаров.

5 апреля 1968 года на установке ФКБН произошла авария. Как следует из отчета комиссии,
ответственный руководитель работы Ю. П. Милованов и старший научный сотрудник В. И. Коннов по окончании рабочего дня решили задержаться, чтобы завершить цикл измерений возмущения реактивности активной зоны.

Далее в отчете комиссии записано: «Ответственный руководитель сам выписал себе наряд на работу. Забыв основное правило специалистов по критмассовым измерениям, гласившее, что всякая неизвестная система критична, они посчитали, что изменение реактивности новой системы по сравнению с уже изученной будет небольшим...».

Для ускорения работы (у них были билеты в кино) они поспешно исполнили несколько действий, которые привели к трагедии. Произошла авария с радиоактивным выбросом.

«Пострадавшие сознания и самоконтроля не потеряли. Они смогли сообщить руководству  отделения о случившемся и вызвать «скорую помощь», — сообщается в отчете.

Пострадавшие сразу же они были доставлены в городскую больницу, а затем в Москву в институт Биофизики. Спасти их не удалось. Дозы были слишком велики. Оператор скончался на четвертый  день после аварии, ответственный руководитель через месяц. После выброса радиации ответственный руководитель успел  оценить, какие примерно дозы они получили, и сделал запись в журнале эксплуатации.

Как закончились романтические шестидесятые

Романтические шестидесятые, когда молодежь шла в институты для изучения основ фундаментальных наук, особенно физики, а молодые люди проводили испытания на стендах с нейтронами, закончились.

В год 300-летия Камышина (1968-й) оборвалась и жизнь одного из сынов этого небольшого волжского городка — талантливого ученого Ю. П. Милованова... Юлий Петрович родился в 1929 году. В год гибели ему было 39 лет, ученый был в самом расцвете сил — его ожидало блестящее научное будущее...

Впрочем, тяжелее всех пришлось супруге врача и матери ученого — М. В. Миловановой. Как написала в своей книге «Очерки о провинциальной медицине» Л. В. Кузнецова, «Мария Николаевна Милованова стойко перенесла смерть мужа и сына и еще долгое время не сдавалась старости и одиночеству».