21 февраля 2015, 07:59

Иду в бой и не вернусь


Источник: http://cpacibodedu.ru (http://cpacibodedu.ru/article/1652-idu_v_boy_i_ne_vernusb)

Проект «Спасибо деду за победу!» Автор Юлия Молчанова Георгий Сергеевич Дьяченко

Написать этот очерк меня подвигла стопка писем с войны, найденная мамой во время генеральной уборки в доме. Бабушка хранила их очень бережно, поэтому хоть и пожелтели треугольные листы с адресатом «Сталинградская область, село Нижняя Добринка на Волге, Дьяченко Флоре», но написанные там строки западают прямиком в душу.

Нижняя Добринка и сейчас расположена на берегу Волги. Это село известно тем, что это первая колония немцев – переселенцев. Их поселили сюда при Екатерине Великой. Много воды утекло с тех пор, и сейчас в селе русских больше, чем немцев. Это все та же живописная и уютная деревня, какой она была и до войны. Конечно, сюда пришли блага цивилизации – газ, вода, телефон. Но по-прежнему до реки рукой подать, а за селом шумит лес и виден знаменитый Ураков бугор.

Немка Флора и русский парень Георгий познакомились в далеком 1940 году. И он, и она работали на нефтебазе. Когда Гитлер стал угрожать нашей стране над Флорой нависла угроза депортации из Нижней Добринки. И тогда Георгий, который был влюблен в голубоглазую и миловидную Флору, предложил ей зарегистрировать брак. Девушке тоже давно нравился образованный симпатичный парень, и она согласилась. Таким образов 18-летняя немка Флора получила фамилию Дьяченко, а Георгий обрел свою вторую половинку. Когда объявили всеобщую мобилизацию, 23-летний Георгий пошел на фронт добровольцем. Хотя он работал бухгалтером на нефтебазе, стратегически важном объекте и у него была броня. Флора только тяжело вздохнула, перекрестила новоиспеченного мужа и попросила писать письма.

Муж ушел на войну, юная жена осталась в тылу работать на благо фронту. Георгий писал регулярно. Первое письмо пришло уже в июле 1941 года из Глазова. Писал, что жив - здоров, чтобы не волновались за него, и ждали, и верили в победу. В июне 1942 года Георгий в одном из боев получил ранение и после госпиталя в июле был отправлен в отпуск домой. Это время стало для молодых супругов лучшим, ведь они встретились после года разлуки. И так получилось, что уже после отъезда мужа на фронт Флора поняла, что беременна. Радостная новость приободрила Георгия, но и прибавила ему тревоги. В декабре 1942 года Георгий получает еще одно ранение в Сталинградской битве. Но после госпиталя его снова отсылают на фронт, не дав ни дня отпуска, о чем он с сожалением пишет в своем письме от 27 декабря 1942 года.

«Здравствуйте!!! Многоуважаемая жена Флора Александровна! Посылаю тебе свой сердечный привет и желаю тебе счастья в одинокой жизни. Флёра, меня направили в часть и признали годным к строевой. И так нам с тобой не пришлось повидаться! Милая жена Флёра сколько я переболел душой и сейчас еще болею, но ничего не поделаешь, такая выпала по-видимому наша судьба. Флёра! Пожелай мне счастья, возможно останусь жив и ещё увижу нашего новорожденного сына или дочь. Пока до свидания. Остаюсь твой муж Георгий Дьяченко. Итак милая жена, Не плачь, не плачь, не надо! Иду я в бой за битву Сталинграда!» Сколько боли в этих строках! Георгий ни строчки не написал о тяжести своего ранения, он переживал лишь из-за того, что не увидел жену, не прикоснулся к ее животу, не услышал, как бьет ножками его будущий ребенок. Но война не терпит сентиментальности. Шли ожесточенные бои, Георгий воевал, но душой он был дома.

Побывав в Сталинградской мясорубке, он стал осознавать, что возможно будет убит, и это отразилось в его письмах. Вот что он пишет в январе 1943 года. «Добрый день, многоуважаемая жена Флера Александровна. Передаю тебе свой фронтовой привет и желаю тебе счастья и здоровья для будущего нашего приплода. Флера! Ты забери мои вещи из госпиталя. Если я буду жив, они пригодятся мне. А возможно, другому… Флера, вспоминай ты меня, как вспоминаю в эти лютые зимние дни я тебя. Флера, когда у нас будет новорожденный, то согрей его материнскими поцелуями и лаской материнской. Флера! Если же меня живого не будет и найдешь ты себе другого мужа, то прошу не обижать моего ребенка, и дать возможность ему расти и учиться без родного отца! Сирота наша ни в чем не виновата!..»

Сколько любви и мужества в этих строках. Писать в 25 лет, что тебя, возможно, убьют и при этом просить жену, чтобы ее будущий муж не обижал его ребенка! В марте 1943 года Флора родила сына и назвала его Виктор, о чем тут же сообщила на фронт мужу. Радости молодого отца не было предела. Теперь в каждом письме он обращался не только к жене и матери, но и к сыну. Вот отрывки из его писем за лето 1943 года. «Флера! Ты напиши мне, как растет сын Виктор. Не болеет ли он и на кого похож? А если можно, то вышли фотокарточку, где ты и Виктор». «Здравствуйте, многоуважаемая моя семья: мама, жена Флера Александровна и сын Виктор Георгиевич. Посылаю вам свой сердечный привет и наилучшие пожелания. Жизнь моя протекает нормально, по-армейски. Самочувствие хорошее, не болею. Мои пожелания маме – выздороветь и поправиться, Флере – не болеть, а Виктору расти большим и дожидать отца!».

И не слова о тяготах войны, о трупах, голоде, ранах. Видимо, то, что дома ждет молодая жена и маленький сын, придавало Георгию сил. Он понимал, что и в тылу не сладко, и не хотел расстраивать семью, а поддерживал теплыми сердечными строками и стихами собственного сочинения. Пусть корявыми и простыми, но такими трогательными и душевными! Стихи из письма от 30 июля 1943 года «Флора! Ты писем ждёшь недели торопя, Их много с фронтовыми штемпелями Скопилось за два года у тебя. Пускай у писем далека дорога, Но мне от мыслей хорошо моих; Ведь эти письма я руками трогал, И ты читая, будешь трогать их. Горячи дни, ночами отдых краток, Кругом воронки и следы огня. Бойцы ждут писем от своих солдаток. Ну что ж, и ты солдатка у меня. Пускай в боях проходят дни и ночи, Не сдамся, всё сумею я пройти! И обо мне ты не тревожься очень, О сыне думай — береги, расти!» Но вот последнее его письмо от 5 октября 1943 года выбивается из общей канвы. Ветераны в своих воспоминаниях говорят, что они, будучи на войне понимали, какой завтра их ждет бой и чувствовали приближение смерти. Вот и это письмо-прощание было написано сержантом Георгием Сергеевичем Дьяченко в твердой уверенности, что до вечера следующего дня он не доживет. Видимо, он, как командир знал, что выжить удастся единицам.

Каково было прощаться с любимой женой и малюткой сыном 25-летнему парню? Я приведу письмо полностью. Оно написано, в отличие от предыдущих писем карандашом на клочке нелинованной бумаги. «Здравствуйте!!! Моя многоуважаемая семья: мама, жена Флера и сын Виктор. Передаю вам свой последний привет и последнее письмо. Иду в бой и не вернусь. Ну, Флора, был муж, а теперь не стало. Не дожидайся, когда пришлют похоронку, а надежно считай меня погибшим. Флора! Расти сына, воспитывай и вспоминайте меня. Передаю вам всем последний привет. Ваш муж Георгий Дьяченко. 5 октября 1943 года». Все! Это было последнее письмо с фронта сержанта Георгия Дьяченко. Не знаю, что пережила 20-летняя Флора, получив такое послание. Видимо, ужас и боль. Похоронку Флоре отдали в преддверии Победы, в июле 1945 года. В ней было написано. «Ваш муж сержант Дьяченко Григорий Сергеевич в бою за социалистическую родину, верный присяге, проявив геройство и мужество погиб 28 июня 1944 года, похоронен с отданием воинских почестей.» Каково было Флоре получить похоронку за несколько дней до объявления о нашей Победе?

Она надеялась до последнего, что Георгий вернется, что письма до нее просто не доходят. Она даже бегала в комиссариат узнавать, почему в похоронке стоит имя Григорий, ведь ее муж был Георгий? Ей объяснили, что это просто описка и что ее муж мертв. Георгий погиб, так и не увидев своего сына, который, кстати, очень на него похож. Так и не обнял он свою молодую жену и не поблагодарил за рождение наследника. Он погиб на войне, погиб в 25 лет, хотя мог остаться в селе и продолжать работать бухгалтером. Он растворился на этой великой бойне. Флоре пришлось поднимать сына одной. Виктор, рожденный в голодные военные годы, рос болезненным ребенком. Но, тем не менее, хорошо учился и получил высшее образование. Он стал врачом, много путешествовал и объездил полмира, работая судовым медиком на торговом корабле. Женился Виктор поздно, в 43 года. В жены взял учительницу, у которой была маленькая дочка (это я). В 1986 году родился сын Антон. Мы жили в Камышине, а папа (Виктор Георгиевич) каждые выходные ездил в Нижнюю Добринку к бабушке Флоре.

Когда родственники бабушки Флёры стали выезжать на ПМЖ в Германию, она категорически отказалась, мотивирую это тем, что очень хорошо помнит весь ужас войны и то, что её муж погиб от рук фашистов. Папа помогал ей по хозяйству, на огороде, а когда бабушка тяжело заболела, почти перебрался к ней, пытаясь вылечить. Но не смог, онкология – штука серьезная. Смерть матери он переживал очень тяжело. Моя семья переехала в Нижнюю Добринку, в дом, в котором жила и умерла бабушка. Мама устроилась на работу в школу, папа в больницу. Я и сейчас, хоть и живу в Костарево, очень люблю это село. Из окошка видно Волгу. Рядом лес, бугры, летними вечерами по Волге проплывают теплоходы, мигая огнями и маня музыкой. Тишина, простор. Такое величие природы, по сравнению с которым любой город – ничто. Я работаю в школе учителем.

Мама и папа давно уже на пенсии. Они ведут размеренную жизнь сельских пенсионеров - посещают культурные мероприятия, библиотеку, читают книги и возделывают небольшой огород. Антон – единственный сын Виктора Георгиевича вырос толковым парнем. В школе учился на одни пятерки, Казанское Суворовское училище окончил с отличием, а потом и Вольское училище тыла и транспорта с красным дипломом. Ему удалось стать офицером, он служит в войсках ФСО, папа им гордится, как впрочем, и своим отцом. А в последнее время его одолевает желание найти и поклониться могиле отца, которого он ни разу не видел. Я делала запрос в военный архив, пообещали помочь найти место захоронения сержанта Георгия Сергеевича Дьяченко. Будем ждать. Может и данная публикация в этом поможет. А ведь не зря говорят, что смерти нет. И зря прощался в далеком сорок третьем сержант Георгий Дьяченко со своей любимой женой Флорой.

Он жив! Жив в своем сыне, который всю жизнь лечил людей, жив в своем внуке, который стал офицером. Я смотрю на фото деда и поражаюсь. У Антона те же губы, нос, овал лица и видимо тот же характер. Ведь он, как и дед решил для себя, что для мужчины самая лучшая профессия – Родину защищать! Жизнь продолжается.
 


На фото: Георгий Сергеевич Дьяченко


Код для вставки на сайт или в блог



РЕДАКЦИЯ: Комментирование данной темы закрыто. Причина: За истечением срока давности.

Люди комментируют

Цвет нации остался там.. Вечная память!!! Спасибо за публикацию!
гость [Гость] @ 21 февраля 2015, 08:26

‡агрузка...








Главные новости
Самое обсуждаемое
Афиши Камышина
<А я ищу тебя среди толпы И мысль все никак не покидает>

<Триста дней тишины. Прокатилась какая-то буря/ По просторам Сетей – и умолк, и ослеп Интернет...>

<Среди бесчисленных мужчин, Искать защитника так сложно. Кто верен - тот непобедим, И дух сломить мой невозможно. >