Селов Антиповка Камышинского уезда на старинной почтовой карточке. Начало XX векаВ 1902 году на очередном заседании Камышинской земской уездной управы (исполнительный орган местного самоуправления) был рассмотрен вопрос «О допущении построек среди улиц».

Экскурс в прошлое позволит сравнить: как наши предки решали вопросы, с которыми сталкиваются и сотрудники противопожарного надзора, и нынешние депутаты, а также сотрудники административной комиссии, решающей вопросы чистоты улиц.

Итак! Годом ранее (то есть в 1901 году) в губернии обсуждалась дилемма: разрешать или не разрешать «возводить постройки среди улиц в селениях»? Как водится на Руси, едва услышав про такую возможность, народ заранее взялся за молотки, рубанки и прочий инструмент. Вот что, в частности, сообщил докладчик: «Некоторые обыватели в губернии стали строить на улицах мазанки для хранения домашнего имущество, и администрация в одних случаях допускала это, а в других — привлекала хозяев к ответственности за нарушение строительного устава».

Стали разбираться, что да как. Выяснили, что параграф II губернского распоряжения допускает строительство летних кухонь («для приготовления пищи в летнее время... вдоль речек, ручьев, оврагов и на огородах, смотря по удобству местности, и в крайнем случае среди улиц, из негорючего материала...»). Но при обязательном соблюдении двух условий — ширина улицы должна составлять 20 саженей, а постройки, возведенные в одну линию, не должны занимать более половины улицы. Сохранение ширины проезда ставилось во главу угла, потому что 10-саженная улица позволяла беспрепятственно следовать к месту возгорания пожарным.

Увы, народ воспринял разрешение слишком вольно... По словам выступавшего, в селениях стали строить мазанки, хлебные амбары и другие постройки на всякий лад, выдавая, конечно же, всё вновь построенное за летние кухни. Улицы оказались практически перегорожены.

Камышинская земская управа рассмотрела вопрос со всей дотошностью, в том числе указав, что «к разрешению таких построек не видит особых оснований». Во-первых, потому что жители Камышинского уезда не особо практиковали строительство летних кухонь на улицах (чаще на огородах), а во-вторых, пожаров боялись все: гибли люди, домашний скот — все деревянные постройки в те времена порой уничтожилась одним опустошительным пожаром.

Таким образом, Камышинская земская управа посчитала: «с установлением правил, разрешающие постройки среди улиц, будут происходить различные злоупотребления: застраиваться и загромождаться улицы, строительный материал употребляться не соответствующего качества и проч.».

«В конце концов, получится то, что пожары в селениях не только не сократятся, а будут даже опустошительнее, почему Управа и находит желательным, чтобы никакие постройки среди улиц не возводились», — таков был вердикт, который вынесли гласные (так в те времена называли депутатов).