Официальной датой ввода советских войск в Афганистан считается 25 декабря 1979 года. В этот день колонны 40-й армии Туркестанского военного округа пересекли афганскую границу по понтонному мосту через Аму-Дарью. Действующий президент Афганистана Хафизулла Амин выразил благодарность советскому руководству и отдал распоряжение Генеральному штабу Вооружённых Сил ДРА об оказании содействия вводимым войскам.

Но спустя всего два дня в Москве принимается решение о низложении президента Амина и замене его на более «просоветского» Бабрака Кармаля. Молниеносным решением задачи стала спецоперация под кодовым названием «Шторм-333» — штурм президентской резиденции — дворца Тадж-Бек. Решение о штурме принимал глава КГБ Андропов ещё до ввода советских войск в Афганистан. Формальным предлогом было обвинение, что Х. Амин якобы является агентом ЦРУ, хотя именно Амин настаивал на вводе советских войск.

Руководство штурмом осуществлял полковник КГБ Григорий Иванович Бояринов, начальник Курсов усовершенствования офицерского состава КГБ СССР. Участники штурма были разбиты на две группы: «Гром» — 24 чел. (бойцы группы «Альфа», командир — замначальника группы «Альфа» М. Романов) и «Зенит» — 30 чел. (офицеры специального резерва КГБ СССР, выпускники КУОС; командир Я. Семенов). Во «втором эшелоне» находились бойцы так называемого «мусульманского батальона» майора Халбаева (520 человек) и 9-я рота 345-го отдельного гвардейского парашютно-десантного полка под руководством старшего лейтенанта Валерия Востротина (80 человек). Нападавшие были одеты в афганскую форму без знаков различия с белой повязкой на рукаве. Паролем опознания своих были окрики «Яша» — «Миша».

В ходе штурма Тадж-Бека, длившегося сорок три минуты, спецназ КГБ потерял убитыми пять человек — 2 из Грома, 3 из Зенита. Столько же потеряли десантники. Потери мусульманского батальона — 9 человек. Погиб и руководитель операции — полковник Бояринов. Почти все участники операции были ранены. С противоположной стороны погибли Х. Амин, его сын и около 200 афганских охранников и военнослужащих.

В рядах еще одного гвардейского подразделения ВДВ принимал участие в штурме Тадж-Бека и наш земляк Сергей Корбаков. Он был одним из первых камышан, переброшенных в Афганистан на защиту южных рубежей нашей Родины в составе 103-й Витебской дивизии.

— Мы, 19-летние парни, думали, что это краткосрочная командировка, — вспоминает Сергей Федорович. — Оказалось — на целый год. Так что штурм дворца Амина — лишь эпизод моей афганской эпопеи. Мы находились уже в третьем атакующем эшелоне, который должен был подавлять случайно пропущенные очаги сопротивления. Но спецназовцы выполнили свою работу безупречно. Нам оставалось, в основном, восхищаться красотой Тадж-Бека, роскошным убранством его залов. Поздно вечером наши позиции в районе дворца были обстреляны. Отвечать на провокации моджахедов было строго запрещено. К счастью, никто из нас не пострадал. Оставалось лишь горькое чувство беспомощности.

Меня демобилизовали только 25 ноября 1980 года. Участие в рейдах в зараженной местности и вопиющая антисанитария подарили мне на вечную память об Афгане тяжелую тропическую лихорадку. После демобилизации получил образование в радитехническом училище. Работал на Дальнем Востоке. Затем вернулся в Камышин, где работал и лечился в военном госпитале.

Сейчас Сергей Федорович трудится главным инженером федерального государственного учреждения «Станция агрохимической службы «Камышинская». Помимо этого он активно участвует в патриотическом воспитании подрастающего поколения в составе ансамбля «РСВА». В его послужном списке немало наград Союза ветеранов Афганистана и юбилейных медалей ВДВ.