08 июня 2012, 10:35

Мощи Святого Пантелеймона из Никольского собора прибудут в другие церкви Камышина

Ссылки по теме:
  • В Никольском соборе Камышина освящён и поднят на новую колокольню главный колокол
  • В Камышине освятили новые колокола Никольского кафедрального собора
  • Золотые купола над Камышином
  • Священник Никольского собора примет участие в военном сборе
  • В Камышине закончена реконструкция Никольского собора
  • «И краше всех даров — надежда лучшей жизни!»
  • За удачную сдачу экзаменов в Камышине отслужат молебен

  • Встреча Святынь в Никольском соборе г. КамышинаС 5 по 12 июня по благословению Митрополита Волгоградского и Камышинского Германа в Камышине пребывают три великие христианские святыни — икона с частицей мощей святителя Димитрия Ростовского — покровителя образования, помощника в учёбе, ковчег с мощами великомученика и целителя Пантелеимона, известного, как покровителя медицины, врачей и страждущих людей, и ковчег с частицами мощей святых благоверных князей Петра и Февронии Муромских — покровителей брачного союза. Святыни постоянно хранятся в Спасо-Яковлевском Димитриевом мужском монастыре Ростова Великого.

    С 5 по 8 июня мощам можно было поклониться в Никольском кафедральном соборе. Здесь в 12:00 состоялась торжественная встреча святынь, был отслужен молебен. «Святыни были доступны круглые сутки, — пояснил infokam.su старший священник Никольского кафедрального собора протоиерей Алексий Кузнецов. — Все камышане, которые захотели к ним прикоснуться и помолиться, смогли это сделать, когда им удобно».

    8 июня святыни прибыли в Свято-Троицкий соборный храм (ул. Октябрьская, 16), а завтра, 9 июня, будут в Димитриевском храме (ул. XXII Партсъезда, 4 А). 10 июня в 12.00 мощи Святого Пантелеймона прибудут в Успенскую церковь, расположенную на улице Воинов-интернационалистов. Здесь они будут находится до 11 июня — 12.00 часов.

    Как рассказал infokam.su протоиерей Храма Успения Божьей матери Николай Караичев, Святой Великомученик Пантелеймон с давних времен является покровителем врачей. Молитвы больных, с верой обращенные к нему, приносят облегчение, излечивают от физических и духовных заболеваний. Пантелеймон жил во времена правления императора Максимиана, в вифанском городе Никомидии. Известно, что его отец Евстрогий был уважаемым человеком языческой веры, а мать Эввула исповедовала христианство. При рождении мальчику дали имя «Пантолеон», которое означает «по всему лев», и только потом, когда он раскрыл в полноте своей целительские и духовные дары, дарованные ему Господом, люди стали именовать его Пантелеймон — что означает “всемилостивый”.

    Земная жизнь Пантелеймона была короткой, он был замучен в юном возрасте. Поэтому на иконах он изображается юношей, с небольшим ларцем в левой руке и тоненькой лжицей (ложечкой) в правой. В ларце целебные снадобья. Он знает, которое из них — кому. Но насколько сильное воздействие он оказал на современников, что остался в вечной памяти, как целитель, и истинный христианин, принявший великие мучения, но не отрекшийся от своей веры, и, наконец, святой, то есть стяжавший особую божественную благодать Святого Духа.

    Жития Святых повествуют, что св. Пантелеймон получил прекрасное по тем временам образование. Он обучался эллинской мудрости, проявлял великолепные способности, отличался приятным характером и манерами, был доброго нрава, за что его любили окружающие. Лекарскому искусству св. Пантелеймон учился у знаменитого врача Евфросина, услугами которого пользовался сам царь Максимиан, известный гонитель христиан. Царь вскоре обратил внимание на юношу и захотел сделать его в будущем своим придворным врачом. Поворотным моментом в жизни св. Пантелеймона стала встреча с престарелым пресвитером по имени Ермолай. Старец подолгу беседовал, наставляя юношу, полюбив его как родного. Вместе с душеспасительными беседами, Пантелеймон получил, видимо, и какие-то советы в отношении целительства, которое может совершаться по истинной вере во Христа.

    Интересная статья о Святом Пантелеймоне и исцелениях, даруемых им, опубликованы в интернет-СМИ «Православный мир».

    Болеем. И обязательно сетуем на свои болезни. И желаем друг другу в праздники: самое главное — здоровья… Да где взять-то здоровье, если его нет? А попробовать попросить. Да, да, попросить. Главное, есть у кого. Целитель Пантелеймон исполняет множество обращенных к нему просьб об исцелении. И исцеляет. Такое уж у него послушание.

    Знойными летними днями немноголюдно в приходских храмах. Народ православный торопится отдать кесарю кесарево, пропалывает, поливает, окучивает. Оно и правда — летний день год кормит. Но вот наступает девятое августа, и утирают православные пот с лица, разгибают затекшие спины, надевают чистые рубахи. День этот в церковном календаре не отмечен красным, не почитается праздником великим двунадесятым, но люду во храмах, сколько люду… И маленькие, скособоченные годами богоборчества деревенские церковки, и крепко вросшие в землю городские храмы, и вылизанные, с иголочки, столичные, и монастырские — все сверкают крестами на жарком летнем солнце, все раскрывают свои врата для праздника. Еще бы — сегодня день памяти великомученика и целителя Пантелеймона, того самого, которого просят в своих молитвах избавить от хворобы, от недуга, немощи нас, детей наших, родителей, знакомых, друзей, соседей, родственников дальних и близких. Любое имя напиши в записочке о здравии, и будет кстати. Нет сейчас среди нас здоровых. Все немощны. И полбеды еще, если физически, а если духовная хвороба, то и совсем беда.

    С именем Христа он лечил хромых, слепых, прокаженных. С именем Христа помогал обездоленным. И с именем Христа принял мученическую смерть. Это было в 305 году. Великомученик Пантелеймон с тех далеких пор не отвернулся от тех, кому помогал при жизни. Не поубавилось с веками больных и обездоленных. Напротив, время способствовало греху, а грех — болезням.

    Неужели помогает? Неужели слышит нас этот юный врач, ушедший из роскошного императорского дворца под истязания, на плаху? Множество историй его исцелений хранят древние летописи, сколько случаев из собственной практики знают приходские батюшки и священники в монастырях. И я знаю их много. А расскажу об одной. Не увиданной, не услышанной. Со мной приключившейся. Поверьте уж первоисточнику.

    Была я в морском паломническом рейсе. Позади Константинополь, Кипр, Святая Земля Иерусалимская, впереди — Греция. Завтра рано утром причалим мы к залитому солнцем порту Салоники и отправимся на морскую прогулку вдоль полуострова Афон, на котором живут православные монахи. Монастырь называется Пантелеймонов в память целителя Пантелеймона. Но это завтра… А сегодня дружеский вечер в одной из кают. У одной из паломниц день рождения. Вспоминаю про бутылку шампанского в своей каюте, оно будет очень кстати на нашем застолье. Бегу, бегу за подарком по узкой палубе, вдоль одинакового ряда каютных дверей, по крутой корабельной лестнице. Тороплюсь. Все уже собрались, ждут меня — с шампанским. И вдруг — что-то сверкнуло у самых глаз, полоснуло нестерпимой болью. Ничего больше не помню. В себя пришла в собственной своей каюте. Лежу. Надо мной склонилась подруга. Рядом еще одна. Слышу слова их молитвы: «раба Божия Наталия». Похолодело сердце. Отпевают что ли? С трудом ворочаю языком — прекратите.

    — Тише, — говорят они мне, — тебе нельзя разговаривать.

    Что же случилось со мной? В тот момент, когда я сбегала по лестнице, напротив резко, изо всех сил распахнул дверь камбуза корабельный стокилограммовый кок. Тоже торопился. Дверь тяжелая, массивная, с металлическими острыми краями. Один край ее и пришелся мне аккурат в лоб. Рассек его без особого труда.

    Мне долго не давали зеркало. А когда все-таки дали… Лучше бы не давали. Кровоточащая рана, заплывший глаз, перекошенное лицо. Надо мной читали молитву о болящей Наталии, а я, глотая слезы, расставалась с завтрашней прогулкой вдоль Афона. Куда мне теперь? Всю ночь промучилась. Голова разламывалась от боли, никакие компрессы не помогали. Но утром, измученная, не выспавшаяся, все-таки решаюсь на прогулку к Афону. Отговаривают: посмотри на себя. А что смотреть-то? И так знаю, что страшней не бывает. Но ведь монастырь Пантелеймонов, а Пантелеймон-то — целитель! Неужели оставит он своими молитвами травмированную паломницу из России? Меня усаживают на переднее сиденье автобуса. Подруга держит наготове лекарства. Сижу, боясь шевельнуться. Красота за окном не радует, болит, ох, как болит голова. Сочувственные взгляды: ну как? Нормально — улыбаюсь натянуто. А сама уже сто раз пожалела: куда еду, лежала бы себе в каюте…

    Пересаживаемся на паром и — в сторону Афона. Звоном колокольным встречают нас монахи Пантелеймонова монастыря. Звон веселый, солнечный рассыпался по морской глади… отделяется от монастырского причала лодка. В ней трое монахов, догоняют наш паром, пересаживаются. В руках осторожно, трепетно держат небольшой резной ковчежец. Мощи целителя Пантелеймона… Божий угодник явился сам, к нам, чьим немощам несть числа, ко мне, сидящей в тенечке под синим зонтиком, так уставшей от саднящей на лбу раны. Вот уж поистине скорая помощь! Не дерзну даже приблизить мысль, что были услышаны мои молитвы, но на корабле столько монахов, священников, глубоко верующих паломников. Многие сочувствовали мне, может, молились?

    Мы по очереди подходим к ковчегу и прикладываемся к святым мощам. Мы волнуемся, мы понимаем, что в нашей жизни сейчас особая минута. Вот и моя очередь. Приложившись к мощам, мысленно прошу целителя — исцели, помоги в немощи и совершаю дерзкий поступок: истерзанным своим лбом прикасаюсь к темнеющим в ковчеге мощам. А вечером… вечером у паломников было нечаянное развлечение: они искали на моем лбу… следы от раны. Опухоль спала, глаз открылся, рана зарубцевалась, и только тоненькая, едва заметная ниточки шрама легла на мой лоб памятью об ушедшей боли и свершившемся чуде.

    Вот такая история. Среди моих коллег в редакции есть двое путешествовавших со мной и готовых подтвердить сказанное. А впрочем, зачем нужны подтверждения? Не было бы помощи от никомидийского святого, не шли бы к нему люди. Вспомните, к каким докторам мы ходим? К тем, кого нам порекомендуют. А рекомендуют уже после того, как кому-то помог. Молва, как добрая, так и худая, на Руси всегда проворна. И если уж идут, если уж припадают к иконе, если уж за своего, за родненького почитают, помогает Пантелеймон. Одним помогает, к другим доброй молвой доходит. Вот и идет по Руси слава угодника Божия, и перед иконой его всегда свечи.

    Так уж получилось, два года подряд отмечала я праздник его памяти в Новом Афоне, в Абхазии. Новоафонский монастырь построен по образцу того, греческого, и тоже называется Пантелеймонов. Престольный праздник в первый после недавней войны год. Здесь был госпиталь. До сих пор еще торчат в оконных проемах мешки с песком. Отец Виссарион, местный священник, произносит проповедь. И вдруг простая и неожиданная мысль: госпиталь, ну, конечно, что же еще могло здесь быть во время войны? Казарма, госпиталь. Целитель собирал здесь под своим покровом раненых, облегчал их страдания, помогал им обрести силы, выжить. Верный своему врачующему ремеслу, святой соединяет небесную и земную лечебницу. Как был искусным врачом на земле, так и остался им на небе. И оттуда к нам его помощь, его молитва, его чудеса.

    Последнее время во врачебных кабинетах нет-нет и зацепится взгляд за иконку целителя Пантелеймона. Хороший знак. Вместе-то оно всегда сподручнее. Да и фраза врачу — «Исцелися сам» — полна великого смысла. Постигший ее уже не может быть доктором-неудачником.

    А дома разве можно без иконки этого небесного лекаря? Ведь в больницу-то бежим, если уж совсем невмоготу, а так, по жизни чего только не терпим, чего только не приключается? Палец обожгли раскаленной сковородкой. Поскользнулись на ровном месте, повернулись неловко, глотнули из холодильника ледяной минералки. Или впали в депрессию, или в гневе довели себя до истерического припадка… «Не возгнушайся греховных язв моих», — скажем эти слова из молитвы и подойдем к иконе. Помолчим, сосредоточимся, помолимся. И уйдет боль, и притупится гнев, и засохнет депрессия, не успев расцвести пышным цветом. Попробуйте. Это ведь так просто. А вдруг к общему богатейшему опыту исцелений по молитвам святого прибавится и ваш собственный. И вы расскажете о нем друзьям, знакомым: «и со мной случилось было, и мне помогло». И участок, на котором подвизается великий целитель, увеличится еще на одного исцелившегося. Только есть одно обязательное условие молитвы — смирение. А то часто заходят в храм люди, чеканным шагом, не глядя по сторонам, проходят к иконе целителя Пантелеймона, ставят свечку. Разворачиваются кругом и с гордо поднятой головой уходят. Не просят смиренно — требуют. Свеча — как чек в магазине. Оплачено. Теперь товар вынь да положь. А нет товара — жалобную книгу! Приходил, просил, свечку ставил — не помогло! И не поможет! Потому что «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать».

    Целитель Пантелеймон изображен на иконах с небольшим ларцем в левой руке и тоненькой лжицей (ложечкой) в правой. В ларце целебные снадобья. Он знает, которое из них — кому. Отчаявшиеся люди, измотавшиеся ходьбой по врачебным кабинетам, в которых сидят такие же отчаявшиеся врачи, идут к нему со всей Руси за исцелением. Будет вам по вере вашей — говорил Господь. И дается по вере тем, кто верит. И не дается — по неверию.


    Автор: Редакция infokam.su
    Фото: infokam.su
    На фото: Встреча христианских святынь в Камышине

    Фоторепортаж

    Фотография 1 Встреча Святынь в Никольском соборе г. Камышина Настоятель Никольского собора г. Камышина Алексий Кузнецов Фотография 4 Фотография 5 Фотография 6 Фотография 7 Фотография 8 Фотография 9 Фотография 10 Фотография 11 Фотография 12


    Код для вставки на сайт или в блог


    РЕДАКЦИЯ: Комментирование данной темы закрыто. Причина: За истечением срока давности.







    Главные новости
    Самое обсуждаемое

    Афиши Камышина
    <Молодое пришло пополнение в сто седьмой истребительный полк.>

    <А я ищу тебя среди толпы И мысль все никак не покидает>

    <Триста дней тишины. Прокатилась какая-то буря/ По просторам Сетей – и умолк, и ослеп Интернет...>