Контент

Камышину — 352 года. Граф Дмитрий Олсуфьев в Камышине оставил о себе добрую память

12 сентября на аллее перед Камышинским историко-краеведческим музеем будут торжественно открыты два бюста выдающихся сынов России, которые имели отношение к Камышину.. Один из них — граф, камергер, политический, общественный и религиозный деятель Дмитрий Адамович Олсуфьев. Кто же этот сын России?

Бюст Д.А. Олсуфьева (автор Юлия Карпенко)
Бюст Д.А. Олсуфьева (автор Юлия Карпенко)

...26 августа 1912 года. 100 лет со дня Бородинской битвы. В Камышине в честь знаменательного события переименовывают улицу и называют мост, а на Бородинском поле шумит торжественное празднование. Оно происходит в присутствии всего императорского двора и многочисленных иностранных представителей.

«…По дороге к нам подсаживались спешившие к трибунам пешеходы. Так, на подножке уселся граф Дмитрий Адамович Олсуфьев, и ветер колыхал у моих ног страусовые перья его треуголки».

Десять лет спустя этот самый граф Олсуфьев был упомянут в стихотворении Мятлева, описывающем свержение Скоропадского Петлюрой:

«Увидав, что зреет драма,
В ночь, из гетманских хором,
Граф Олсуфьев, сын Адама,
Перебрался в частный дом».

Т. А. Аксакова-Сиверс. «Семейная хроника", Париж.; Atheneum, 1988

Пролог

Граф Дмитрий Адамович Олсуфьев… В конце XIX – начале XX века его в Камышине знали все. Красавец, богач, меценат, радетель дела просвещения ―  всех эпитетов, которыми его награждало общество, просто не перечесть.Конечно, было и множество пересудов: зачем приехал, что делает в нащем захалустье... Но как же без них для человека, который постоянно на виду.

«Он активно насаждал в городе и уезде школы всех ведомств», ― сообщали о нём в письмах камышане.

― Боже, чем только не приходилось заниматься, ― признавался Дмитрий Адамович. ― Выматывало строительство, земская больница, недавно пущенная железная дорога, речной порт, дававший кусок хлеба грузчикам и извозчикам. Но было интересно и весело ― я не жалею, что избрал для жития этот провинциальный город.

У простого народа имя Дмитрия Олсуфьева вызывало массу пересудов: от уважительных эпитетов до самых фантастических предположений. Однако именно для него жил и трудился Дмитрий Адамович. Еще бы, ведь он: уездный предводитель камышинского дворянства (1893–1902 годы), гласный (депутат) от камышинского уезда в губернском земском собрании, председатель Саратовской губернской земской управы (1902-1904 годы), член Государственного совета от Саратовского губернского земства (1906–1916 годы), а также председатель саратовской архивной ученой комиссии, председатель совета Саратовского общества сельского хозяйства, председатель местного камышинского правления общества спасения на водах, вице-председатель отделения Попечительства императрицы Марии Александровны о слепых, почетный смотритель местного четырехклассного училища, почетный попечитель камышинского отделения епархиального училищного совета и многое другое, включая должность «Ответственное лицо за земскую библиотеку» (избиралось земским собранием и утверждалось губернатором). Листая страницы биографии Дмитрия Адамовича, не перестаешь удивляться масштабу этой человеческой личности.

«В ученые мужи никак не пойду!»

Юный Дмитрий Олсуфьев не хотел идти в ученые мужи. Близкий друг семьи Олсуфьевых ― граф Лев Толстой, ― между прочим, запишет в своем дневнике о Дмитрии: «недалекий человек». Простим вечно брюзжащему Толстому столь нелестное мнение. Лучше расскажем о юноше…

Как и многие сверстники, Дмитрий получил домашнее воспитание и поступил в третий класс привилегированной Поливановской гимназии в Москве. В 1885 году он закончил естественный факультет Московского университета, после чего три года отбывал воинскую повинность в гвардейской конной артиллерии. Уволившись в запас в звании подпоручика, с 1888 по 1891 год он служил в Геологическом комитете Министерства государственных имуществ. В 1889 году Олсуфьев был командирован по началом профессора Никитина в Самарскую губернию для составления геологической карты России. Согласитесь, этот факт говорит многое об успехах юноши на научном поприще. Но вскоре наука отошла в сторону…

В 1891 году Дмитрий Адамович становится земским начальником в Московском уезде, гласным и мировым судьей в родном Дмитровском уезде. А через два года граф едет в Камышин на должность предводителя дворянства… и город приводит его в возмущение:

 ― Постоялые дворы переполнены толпами приезжих, шлюхами и мошенниками, а по ночам хозяйничают злодеи с кистенями! ― в гневе замечает Дмитрий Адамович и берется за дело.

Камышанин, лидер партии эсеров, будущий председатель Учредительного собрания В. М. Чернов при упоминании имени Олсуфьева отметил: граф проявил себя благими деяниями в области экономики, народного просвещения и архитектурного оформления улиц города. Олсуфьев и его давний университетский друг И. В. Татаринов (кто кого «перетянул» за собой в Камышин, еще предстоит уточнить), будучи яркими земскими деятелями, организовали строительство школьных типовых зданий и больничного городка, занимались устройством Александровского парка и городского бульвара на Набережной. Во всех начинаниях им помогала двоюродная сестра Олсуфьева ― Ольга Владимировна Всеволожская, ― жена Татаринова. Сам Татаринов имел степень кандидата математических наук, печатал свои труду в парижских научных журналах.

В некрологе на смерь Татаринова, помещенном в газете "Саратовский дневник" (от 30 декабря 1903 года), сообщается: «При нем было открыто более 10 земских школ, более 40 школ грамоты, 22 народных библиотеки (до него не было ни одной); число врачей удвоилось, больниц ― утроилось».

Так, два друга по Поливановской гимназии и московскому университету ― статский советник Д. А. Олсуфьев и коллежский асессор И. В. Татаринов – трудились на благо всего уезда и города Камышина. Земство заботилось о малообеспеченных учащихся и студентах ВУЗов: многим из них выплачивались стипендии и пособия, а самым талантливым предоставлялась возможность получить образование в Германии, например в Дармштадте. В октябре 1903 года в Камышине было решено открыть публичную земскую библиотеку, ответственным за создание которой был избран Д. А. Олсуфьев.

В 1901 году на личный заем и трудами графа Олсуфьева в городе было  воздвигнуто роскошное здание ― Земский Дом.

Газета «Саратовский дневник" (от 16 июня 1900 года) сообщает: «Освящено место для земского дома. Постройка его должна обойтись земству не дороже 40 тысяч рублей. Граф Д. А. Олсуфьев взял на свою ответственность эту постройку и будет производить ее на свои средства».

Поныне на берегу Волги, словно гордый корабль, плывущий сквозь века, высится это здание ― прекрасный памятник графу.

Камышинский историко-краеведческий музей (Земский дом)
Камышинский историко-краеведческий музей (Земский дом)

В Камышине сохранилось и красивое здание Народного дома, к возведению которого приложил руку граф Олсуфьев. Подобные дома стали носителями просвещения и культуры. Камышинскому Народному дому Д. А. Олсуфьев подарил «устройство электрического освещения», материалы для декораций и другое оборудование. Интересная рифма судьбы: Дмитров (уездный центр, где начинал государственную службу Дмитрий Адамович Олсуфьев) и Камышин (уездный центр, ранее Дмитриевск) ― находятся под небесным покровительством одного святого ― Димитрия Солунского. Прибавьте сюда имя графа... Как тут не поверить в символы.

Японский плен и бегство из России

В 1904 году на окраине империи вспыхнул пожар русско-японской войны. В Саратовской губернии повсюду шли мобилизационные мероприятия, организовывались поставки для нужд армии продовольствия и фуража. К театру военных действий был отправлен саратовский отряд Красного Креста под руководством графа Д. А. Олсуфьева. На торжественных проводах в Саратове губернатор П. А. Столыпин произнес страстную патриотическую речь. Народ грянул продолжительное «ура»... На Дальнем Востоке уполномоченный Российского общества Красного Креста Д. А. Олсуфьев лично возглавил санитарный поезд на 200 коек. Спасая раненых, он исколесил сотни верст по сопкам и долинам Манчжурии.

В своих письмах Олсуфьев признавался: «Японцы жесточе наших. Не заботятся о тяжелораненых, на которых нет надежды, чтобы они выздоровели, тогда как мы (наши сестры милосердия) душу за них кладем. На нас смотрят с подобострастием; как на высшую расу. У японцев рыцарства нет; они, если выгодно, разбегаются, как мыши; если же нужно, погибают...».

В боях под Мукденом среди 70 тысяч российских солдат и офицеров Д. А. Олсуфьев был взят в плен. Он остался в городе при русских раненых…

Д.А. Олсуфьев
Д.А. Олсуфьев

20 дней плена. Когда японское центральное бюро военнопленных решило морем через Одессу переправить в Россию русские санитарные отряды, вместе с одним из них отправили сопровождающим Олсуфьева. Через месяц он был дома… На родине Дмитрий Адамович продолжает работать, не покладая рук. Империю лихорадит: массовые народные волнения, митинги, террор… Это было странное время, которое опишут в стихотворениях и прозе великие гении «серебряного века» русской литературы. Когда в народе начались религиозные брожения, глубоко верующий Олсуфьев выступил в Государственной Думе, сказав: «Мы желаем поднять нашу веру, устранив из нее всякое насилие. Насилие в деле веры пятнает саму веру, и это пятно необходимо снять!».

После октябрьского переворота 1917 года он эмигрировал из страны. В 1921 году граф становится членом Карловацкого Всезаграничного церковного собора. Он ведет активную переписку на самые различные темы, спорит, выступает как общественный деятель... Известен, например, вышедший весной 1930 года в Париже призыв к прекращению зарубежной церковной смуты, который подписали профессор И. П. Алексинский, генерал Г. Б. Андгуладзе, граф П. Н. Апраксин, барон В. И. Велио, граф Д. С. Шереметев, генерал Н. Н. Юденич, граф Д. А. Олсуфьев и другие.

Поместный собор православной Российской церкви с прискорбием сообщает: граф Д. А. Олсуфьев умер в Ницце, 10 ноября 1937 года. Великому сыну русского народа было 75 лет.

Логотип

Еще из этой рубрики:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *