Еще в начале XX века в городе Камышине на Волге треть жителей составляли немцы. Это были немцы Поволжья, которые приехали обживать берега великой русской реки по приглашению Екатерины Великой.

В середине 90-х годов XX века немцы стали массово переезжать на историческую родину. Но многие из традиционно посещают родной Камышин. Как правило, летом, когда город полон фруктов, овощей и знаменитых на всю страну арбузов. Только зачастую они приходят в шок.

«Как такое случилось?»

На Камышинском кузнечно-литейном заводе (Кузлит) без малого 8 лет отработал Фридрих, которого тут знали под именем Федор (фамилию опустим, да и не это главное). В один из летних деньков он на велосипеде решил доехать до родного предприятия. И был поражен.

Вместо громадного родного цеха он увидел груды кирпичей, покрывающих сотни квадратных метров. Это особо впечатляет на карте Google (см. скриншот).

«Нас же работало здесь более 6 тысяч человек! И ничего не осталось… Хорошо, хоть часть предприятия сохранилась», — поделился он впечатлениями.

Часть предприятия действительно, слава Богу, живо. Это ООО «Кузница», которое бережно хранит традиции камышинских мастеров. Здесь же в цехах сохранились многотонные молоты, грохот от которых слышен в тихую погоду в городе. Журналист редакции ИНФОКАМ побывал в этих местах в последний раз пять лет назад. Но и тогда фотографии разбора цехов на металл впечатляли (фото ниже).

«Как такое могло случиться? — воскликнул Фридрих-Федор. — Ведь это уже построенные громадные промышленные мощности. И просто разобрать на металл…».

Что сказал председатель Совета министров СССР

Решение о строительства Кузлита было принято примерно в 1968-69 годах, а в марте 1970 года стартовало проектирование.

К возведению промышленного гиганта приложил руку председатель Совета министров СССР Алексей Косыгин. Тот самый, при котором развитие СССР достигло пика, а пятилетки стали называться «золотыми» по количеству достижений.

Говорят, Косыгину было доложено о том, что Камышин испытывает жуткий «голод» в мужчинах. Об этом волжском городе председатель Совета министров знал не понаслышке. Он курировал строительство Камышинского хлопчато-бумажного комбината (ХБК), а в 1965 году лично посетил предприятие. Что такое ХБК? Это огромный женский коллектив — ткачихи, прядильщицы, мотальщицы… В городе назревал сексуальный бунт.

Поговаривали, что женщины задумали в День солидарности трудящихся, 1 мая, остановить работу. Скандал всесоюзного значения! Хотя требование выдвигали вовсе не политическое. А чисто женское: найдите для города мужиков! С кем ходить на танцы и за кого, в конце концов, выходить замуж? Ткачих и прядильщиц вежливо попросили отложить забастовку, пообещав решить проблему на самом высоком уровне.

По легенде, 28 апреля 1968 года Алексей Косыгин вызвал в кабинет председателя Госплана СССР Николая Байбакова. Он рассказал ему о происходящем в небольшом городе на Волге и приказал решить проблему. Естественно, стратегически, с развитием, помимо всего прочего, промышленного потенциала Родины.

И решение было найдено — строительство завода с мужским коллективом! Если на ХБК — 80% женщин, то на новом промышленном гиганте должно быть 80% мужчин.

Косыгину предложили воздвигнуть Кузлит. Он ознакомился с предложением и оставил на документе резолюцию: «Завод построить. Женщин удовлетворить. Доложите».

На руинах не написали имена

В канун нового, 1974 года, были сданы в эксплуатацию первые 15 тысяч кв. м. производственных площадей Кузлита. Завод составил технологическую пару предприятию «Промтрактор» из Чебаксар. Правда, «напарник» располагался в 1 200 километрах от города на Волге. Но в те времена расстояния не были главным критерием.

Беда завода заключалась в том, что он не был запроектирован как цикл полного производства. По сути, это был лишь филиал чебоксарского гиганта, на нём изготовлялись (отливались и ковались) части двигателей для тракторов марок Т-330 и Т-500. А сами трактора собирали в Чебоксарах.

Спустя десятилетие количество тех, кто трудился на Кузлите, достигло 6,5 тысяч человек. В 1980 году для установки стальных вытяжных труб над чугуно-литейным цехом № 2 был использован вертолет: и летчики, и монтажники блестяще справились с труднейшей задачей. В тот год было смонтировано 250 тонн металлоконструкций.

В начале «лихих девяностых» остановился «Промтрактор». Естественно, рикошет ударил самым чувствительным образом ударил по Кузлиту. Предприятие осталось без заказов и без финансирования. Люди были сокращены, начался бесконечный процесс смены собственников. В связи с тем, что это был самым «металлический» завод города (перекрытия цехов, трубы, лестничные марши и многие другие конструкции создавались из металла), последние хозяева решили взять хоть то, что есть… И взяли.

P.S. Мы позабыли о Фридрихе-Федоре. Он женился в 1988 году на камышанке, которая трудилась на ХБК. В бухгалтерии. То есть сексуальный вопрос был решен. Правда, сейчас оба живут в Германии и имеют гражданство двух стран: РФ и ФРГ.