Художник Яков Вебер«Свобода художника мне слишком дорога – заказы не люблю, если они тормозят свободу художника... Продавать свои работы я никогда не мог. Даже цену на выполненные работы я не мог назначать – противна была всякая "торговля", и теперь таким ненормальным остался...»

Так в одном из своих писем незадолго до своей смерти исповедовался прекрасный художник, уроженец Камышинского уезда Яков Вебер. Истинный ценитель и знаток прекрасного, он пропускал мимо себя суетливые людские дела, зато полностью отдавал себя искусству. Он любил родную Волгу во всех ее проявлениях – в грозы и затишья – и с не ослабевающим с годами интересом отображал на полотнах великую реку.

Я буду художником!

Яков  Вебер  родился в 1870 году в немецкой колонии (сегодня Голый Карамыш) Сосновской волости Камышинского уезда Саратовской губернии. Основанная в 1765-66 годах, эта немецкая колония насчитывала к концу XIX столетия свыше семи тысяч жителей. Если сравнить с уездным центром –  Камышином, – в котором проживало около 20 тысяч жителей, то колония представляется весьма крупным населенным пунктом. Здесь была лютеранская церковь, школа и больница. Колония славилась колесными мастерскими, которых было 20, сарпиночным производством (8 фабрик) и красильнями.

Учился юный Яков весьма успешно, к тому же у него рано начали проявляться творческие способности к музыке и рисованию. Рисовал он все: Волгу, пароходы, людей, воловьи и верблюжьи упряжки; - и везде: на обрывках бумаги, картона и даже на беленых стенах домов. Первую свою настоящую картину – красками на холсте –  Вебер  нарисовал в 16 лет. Называлась она «Гибель парохода «Вера». Или «Спасение жертв на корабле «Вера». 16-летний Вебер оказался свидетелем происшествия, и оно произвело на него очень сильное впечатление. Этот пароход был одним из самых быстроходных на Нижней Волге. Однажды ночью, находясь недалеко от Ровного, он загорелся. Погибли более 200 пассажиров. 

В многодетной семье Веберов на увлечение сына искусством смотрели неодобрительно: какие с этого могли быть доходы?! «Прочное положение есть лишь у ремесленника!» – так считал глава семейства, таким он видел будущее сына. Но в избрании жизненного пути Яков Вебер был упорен. Будучи уже взрослым человеком (22 года) и имея семью, он преодолел сопротивление не только родных, но и сельского схода, который не выдал ему свидетельство (предшественник паспорта). И неофициально, без документа, поехал в губернский центр учиться искусству. 

Саратовский радищевский музей

В Саратове Вебер обратился за содействием к бывшему ровенскому аптекарю Замелю. Тот имел знакомства в высоких кругах, и на извозчике привез юношу прямо к директору Радищевского музея. На суд была представлена "Вера" и несколько других картин и эскизов. Не долго думая, директор дал Веберу контрольную работу: сделать две копии с картин. Когда задание было выполнено, он объявил, что берет талантливого юношу младшим служителем музея. Вебер был счастлив.

…Отдельно стоит рассказать о Радищевском музее. Это было совершенно неординарное явление для России – первый в стране общедоступный художественный музей! Идея его создания принадлежала известному художнику А. П. Боголюбову, внуку крамольного писателя екатерининского времени А. Н. Радищева. Сам Боголюбов жил в то время во Франции и возглавлял колонию русских живописцев. Его задумку по организации музея поддержали писатель И. С. Тургенев, скульптор М. М. Антокольский, художники В. Д. Поленов и И. Е. Репин. Здание музея по проекту академика архитектуры И. В. Штрома было возведено в центре Саратова. Боголюбов передал в музей часть своей коллекции картин, а также завещал все свои капиталы, коих было более 100 тысяч рублей, и оставшуюся часть коллекции. Но при этом он выставил обязательное условие: музею должно быть присвоено имя его деда. Музей был открыт в торжественной обстановке в июле 1885 года. До сегодняшнего дня он имеет славу истинной жемчужины в ряду учреждений такого рода в России. 

Саратов... Москва... Рим!

В музее Вебер трудится копиистом. Это не особо творческая работа лишь
картина Вебера "Варка арбузного меда" укрепила юношу в желании учиться на профессионального художника. Он идет ва-банк: в 27 лет, бросив все, уезжает в Москву, где короткое время трудится в мастерской Константина Коровина. Первый учитель высоко оценил способность ученика и по-московски широко посоветовал ему поехать в Париж:

– Там, – сказал он – вы быстро добьетесь успеха. Можно обойтись без французского языка: там целый русский квартал.

Но Вебер не поехал. «Мне показалось невозможным покинуть родину, – писал он позднее. – Я любил свои просторы, любил Волгу, любил поля и леса…Чувства мои одержали верх над разумом. Я поблагодарил и отказался».

И Вебер, покинув Москву, стал учеником недавно открытого художественного училища в Пензе. Но его манила столица, и он уезжает в Санкт-Петербург. В 1902 году Вебер – студент Петербургской академии художеств. В этом же году ему присуждена первая премия Куинджи за этюды на академической выставке; три из его картин были закуплены академией. В 1902-1907 годах Вебер принимал участие во всех крупных Петербургских выставках. За успехи и профессиональное мастерство академический совет присудил ему диплом художника живописи и чин Х класса.

Вебер ежегодно принимал участие в выставках. Его картины направлялись в Голландию, Швецию и Италию, где много раз отмечались премиями. Известно, что волжские этюды произвели столь сильное впечатление на Илью Репина, что знаменитый живописец предложил талантливому волжанину перейти в его мастерскую.

В декабре 1909 года Вебер оканчивает педагогические курсы при Академии художеств и организует частную школу рисунка и живописи, а в 1911 году его полотно "На гумне" было отослано на Международную выставку в Рим. В 1910-1911 годах он участвует во многих выставках Саратова, Казани, его произведения публикуются литературными журналами. В эти же годы он организовал и возглавил "Товарищество художников" – общество, которое занималось организацией выставок и распродажей картин художников. 

Певец волжских просторов

Летом 1914 года началась Первая мировая война. Жизнь в столице круто изменилась, стало не до художественных выставок. Художник с немецкой фамилий враз остался не у дел. По указанию властей была закрыта студия Вебера. Пропали за границей и оказались навсегда утраченными и картина, отправленная в Рим, и полотна, увезенные в Париж. Жить становилось трудно. Вебер продал часть своих картин (при этом половину вырученных денег он передал в солдатский госпиталь), закрыл все дела, связанные с "Товариществом художников" и решил покинуть столицу. 

В это время по Санкт-Петербургу, ставшему Петроградом, прокатилась волна погромов и реквизиций, при этом пострадали и мастерские художников с немецкими фамилиями. Веберу особенно не повезло: у него были вывезены оставшиеся картины не только из мастерской, но и из домашнего хранилища.

Ранней весной 1916 года Вебер с семьей уехал в село Щербаковка Камышинского уезда (оно и поныне сохранило свое название). Ему было 46 лет, и ничего у него не стало: ни денег, ни картин, ни условий для работы. Потом начались революции, и жить стало еще хуже. Семье пришлось вынести всё, что выпало в те годы на долю народа: и голод, и холод, и унижение.

Впрочем, Вебер совсем не напоминал деревенского отшельника. Он обучал сельскую молодежь грамоте и рисованию, руководил республиканской изостудией, преподавал в Энгельском доме народного творчества и даже принимал деятельное участие в жизни детской колонии, чем заслужил звание «друга молодых коммунистов». Зимой 1921 года Вебер был схвачен действовавшей в Заволжье бандой Пятакова. Только заступничество учеников и односельчан спасло его от расстрела. Отзвук этого события слышится в картине «Под лед», которую отличают мрачный колорит и натуралистические подробности. 

Нужно сказать, что советская власть относилась к Веберу довольно настороженно. С одной стороны, признавались его талант, а с другой в критических заметках о его творчестве резко звучали слова о несвоевременности пейзажной живописи, о «нежелании художника изображать социалистические преобразования» и пристрастии к дореволюционной манере творчества. В 1937 году по заказу Республиканского музея Вебер написал картину «Варка арбузного меда». За эту картину художник был удостоен государственной премии.
Горькая ирония судьбы заключалась в том, что в этом же году он был репрессирован и отправлен в село Карасу Кустанайской области Казахстана.

В 1956 году президиум Сталинградского областного суда отменил приговор 1938 года. Вебер был реабилитирован. В 1957 году он вместе с семьей сына переехал в чувашский город Цивильск. Так ему удалось еще раз, спустя 20 лет, увидеть Волгу, которую он столько раз воспел в своих картинах. Съездить в родные края старый и больной художник уже не мог. 20 февраля 1958 года Яков Яковлевич Вебер умер. Умер не только человек, но и художник: его поздние и, несомненно, гениальные творения оказались "разбросаны" по крестьянским домам, школам и колхозным клубам. Они приходили в негодность, выбрасывались… Одни из его картин потерялись в музейных запасниках, другие – скрылись в частных коллекциях.

– Особенности художественного языка Вебера заключаются в спокойной повествовательности, скромности мотивов, традиционности изобразительных средств, – писал в альбоме, изданном к юбелею Вебера, историк русского искусства Эмилий Арбитман. – Яков Вебер остался верен принципам русского пейзажного искусства второй половины XIX века.