Сразу сделаем отступление: мы не будем говорить о том, как на место впадения Камышинки в Волгу был переведен стрелецкий полк и основан новый город. Это общеизвестный факт из истории. Так создавались многие города, и наш Камышин в данном случае не стал исключением. Мы поговорим о другом: например, о том, что все прекрасное, новое и полезное сотворили для Камышина ссыльные и приезжие. Хотите фактов, — пожалуйста…

Человек, посадивший лес

Конец XIX века ознаменовался для Российской империи вихрем революционных страстей. Лучшая, талантливая молодежь с энтузиазмом и верой в новую жизнь пошла в народ, в деревню. Вооружены эти люди были «словом» — свеженапечатанными пропагандистскими прокламациями, которые в жандармериях именовали не иначе как «нелегальной литературой». Последовали массовые аресты, состоялись суды… Среди прочих были арестованы братья Ломоносовы.

По решению суда Яков Ломоносов был выслан из Петербурга и «подчинен надзору полиции с воспрещением отлучки с места поселения». (Судьба брата до сих пор остается невыясненной). Двадцать лет врач Яков Андреевич Ломоносов прожил на месте ссылки — в Камышине. Оставаясь верным общественным идеалам, он совершил подвиг, о котором люди с благодарностью вспоминают и поныне…

В те времена в Камышин подвергался нашествию песчаных бурь. Тучи песка и пыли обрушивались на город, образуя дюны на улицах и во дворах. Человек, который первым поднял людей на схватку с песком, был Я. А. Ломоносов.  В 1892 году он вместе с горожанами произвел посадку
шелюги (вид ивы) на песчаных буграх по дороге в Царицын (Волгоград). Он
засевал пески чернобыльником, песчаным овсом, высаживал кустарники.
В 1892 и 1894 годах под руководством
Якова Андреевича общественностью города впервые были посажены краснотал
(вид ивы)  и сосны. Позже эстафету подхватили другие… Так создавался главный зеленый оазис нашего города — хвойно-лиственный лес станции по селекции древесных пород (ВНИАЛМИ).

Кликните для увеличенияСтроитель больницы

Будущий доктор Павел Сементовский дважды был исключен из Казанского университета. Первый раз за участие в антиправительственной студенческой сходке, но был восстановлен, благодаря заботе родителей. Второй раз, окончательно, — за участие в деятельности марксистского кружка. Отбыв несколько месяцев в камере-одиночке, Сементовский отправился в ссылку — в город Шадринск. Оттуда во время борьбы с холерной эпидемией уже состоявшийся врач, которому было около сорока лет, попал в Камышин.

В нашем городе Павел Петрович Сементовский развил бурную деятельность на ниве здравоохранения. Немало сил положил Павел Петрович на решение вопросов санитарии, гигиены и профилактики инфекционных заболеваний, ведь в те времена наш город и уезд были антисанитарными очагами. На одном из съездов врачей губернии Сементовский выступил с докладом «Об ассенизации больниц». Он настаивал на проведении целого ряда мероприятий по устройству лифт-клозетов и канализации больниц.

Доктор занимался и исследовательской работой. В городском историко-краеведческом музее хранятся некоторые научные труды Сементовского. В 1912 году он выступил на X съезде врачей и председателей земских управ Саратовской губернии со своей монографией «Об организации питания стационарных больных в земских больницах Саратовской губернии». Уже тогда он актуализировал вопрос о важности питания как лечебного фактора.

Немало сил отдал Павел Петрович решению проблемы туберкулеза. По его инициативе в Балберочной балке, расположенной неподалеку от города, открыли кумысолечебницу для больных туберкулезом (позже там был пионерский лагерь). Организация кумысолечебницы стала для доктора весьма непростым делом: путем долгих препирательств с городской Думой он «выбил» 2 000 рублей на претворение идеи в жизнь. Впрочем, этих денег было недостаточно. Тогда Сементовский организовал сборы пожертвований среди камышан: для этого устраивался праздник «День белой ромашки». С 1912 года он проводился ежегодно. Активисты в строгих темных костюмах, украшенных цветами ромашки, продавали на улицах букетики этих же цветов, раздавали листовки о чахотке, изданные на русском и немецком языках (Камышин был почти на треть немецкоговорящим). Выручка от праздника «Белой ромашки» составила 2 015 рублей.

В 1913 году общественность оценила заслуги камышинского доктора. Он был награжден почетным дипломом Международной ассоциации по борьбе с туберкулезом, а Всероссийская Лига удостоила его серебряной медали.

Профессия — «скульптор»

В 1927 году в Камышине поселился выпускник Петербуржского Высшего художественного училища Николай Петрович Волконский. Так уж сложилась судьба, что бывший учащийся рисовального училища барона Штиглица и изготовитель лепных украшений для дворцов Петербурга, Волконский сменил несколько городов для места жительства. После северной столицы его ожидал Саратов, из которого его сослали (в советское время!) в Камышин. В нашем городке, на улице Набережной, прошла его вторая жизнь: умер великий скульптор здесь же 1958 году.

Нет, в Камышине он не украшал дворцы и не лепил могучих атлантов — не то было время. Индустриализация, коллективизация… Советская Россия давно отказалась от лепнины, считая ее «лишним архитектурным изыском». А ведь по моделям Волконского украшались потолки в кабинете большого дворца в Царском Селе, разрабатывались российские павильоны для всемирных выставок в Чикаго и Копенгагене…

Но Волконский не мог не творить. В 1930 году в городском парке были установлены выполненные им бюсты великих писателей. Это советская власть вполне допускала. Тем более что в Камышине всегда была проблема со скульптурными памятниками. Где они теперь?.. Кто знает…

Постскриптум

Три имени — три судьбы. Ссыльные, которые положили все силы, чтобы облагородить наш город. Почему же мы, обычные камышане, так его не любим? Поджечь питомник, сломать скульптуру медведицы в парке, спилить сосну у детско-юношеского центра. Или еще проще и гадливей, взять мусорный пакет — шварк, и соседу под окно. Почему?!