Экипаж катера-тральщика Т-611 (слева направо): Агния Шабалина, Вера Чапова,Татьяна Куприянова (командир корабля), Вера Ухлова и Анна Тарасова.

В 2007 году судьба (а точнее, задание редакции) привела меня в кабинет директора камышинской школы № 12 Лидии Николаевны Пестрецовой. Всегда занятой человек — директор, ежеминутно контролирующий сотни нюансов жизни большого школьного коллектива, — в этот послеобеденный час Лидия Николаевна позволила себе немного расслабиться... Мы говорили о войне.

Лидия Николаевна родилась в декабре 1935 года и прекрасно помнила события 1941-45 годов в Камышине. Она рассказала о бомбежках, о гибели девушки-регулировщицы при взрыве бомбы на улице Гоголя; о том, как пленили немецкого летчика, самолет которого был сбит практически над городом. Неожиданно в своих воспоминаниях она перенеслась к Волге и сказала: «Улица Гоголя выходила к нашей великой русской реке, где работала переправа. На минном тральщике, который очищал Волгу от мин и первым проходил путь перед баржами с грузами, трудился первый и единственный женский экипаж».

Видела ли лично маленькая девочка Лидия тех женщин-краснофлотцев, я, к сожалению, не уточнил. Просто она добавила: «Об этом много писали и много говорили...».

К своему стыду, в тот год, 2007-й,  я еще даже не знал, что Л.Н. Пестрецова руководит школой 25 лет. А переступила знаменитый педагог Камышина порог школы № 12 в 1965 году! Всего же Лидия Николаевна возглавляла учебное заведение 27 лет. Она ушла в мир иной в 2014 году...

Что за экипаж?

Мысль о женском экипаже надолго «засела» у меня в голове: наверняка, думал я, факты можно отыскать в газетах тех лет — это же крайне любопытно: в Камышине был создан первый и единственный женский экипаж минного тральщика! Тем более что Камышин претендует на звание «Город трудовой доблести и славы».

Как выяснилось, воспоминания педагога были истинной правдой. Женский экипаж был образован в Камышине — его возглавила старшина 2-й статьи Татьяна Куприянова (командир корабля). В подчинении мужественной женщины находились не менее мужественные: Агния Шабалина (моторист), Вера Чапова (пулеметчик), Вера Ухлова (матрос) и Анна Тарасова (минер). Сохранился даже снимок военного корреспондента этого экипажа (см. фото).

Тральщик носил порядковый номер Т-611. Конечно, не романтично, но у него не было никакого дополнительного народного названия, вроде «Чайка». Просто Т-116. Строго и по-флотски.

Т-611 вошел в дивизион тральщиков Волжской военной флотилии в 1942 году. Девушки — члены экипажа катера-тральщика до принятия решения стать краснофлотцами работали на мирных профессиях — телеграфистками, писарями и так далее.

Инициатором создания стала Татьяна Куприянова: именно она вытребовала у руководство Волжской флотилии катер, и она же сразу заявила: «Экипаж будет женским!». В Камышине плавсредство (точнее: буксирный газоход № 12), спущенный на воду в 1937 году в Кировской области, был переоснащен в катер-тральщик. Поясним: газоход, потому что  60-сильный тракторный мотор «ЧТЗ» был переоборудован для работы на генераторном газе вместо  традиционно используемого жидкого топлива.

Агния Шабалина, моторист, работала на газоходе еще до Камышина. Она знала «движок», как свои пять пальцев, поэтому вошла в новый экипаж как незаменимый профессионал. Татьяна Куприянова — командир. Остальные — положенные по военным критериям специалисты: минер, пулеметчик и матрос.

От Камышина — до Сталинграда

Адмирал (впоследствии профессор Военно-морской академии) Юрий Пантелеев (1901–1983) в своих воспоминаниях записал: «Девушки своими силами отремонтировали катер, установили тралы и доложили о готовности нести боевую службу. Перед первым выходом я сам придирчиво осмотрел корабль, проверил знания команды. Впечатление осталось наилучшее, и я дал «добро» на выход. Скоро мы получили донесение: экипаж Куприяновой подорвал мину. Затем вторую, третью... К концу кампании весь экипаж был отмечен правительственными наградами и получил крупные денежные премии».

Казалось бы, война покатилась вспять, ведь 2 февраля 1943 года советская армия отбросила немецко-фашистских захватчиков от Сталинграда, жизнь на Волге вновь входила в мирное русло... Но всё происходило так быстро: противник, прекрасно понимая стратегическое значение Волги, постоянно предпринимал попытки минирования с воздуха главной водной магистрали. И минный тральщик был необходим позарез!

Специалисты определили: неуклюжий с виду газоход отлично справлялся с магнитными и акустическими минами, потому что имел деревянный корпус, который отличался малым магнитным полем.

Естественно, тральщик работал на большой территории — ходил до Быковых хуторов, и ниже — до Горного Балыклея. Был в его военной эпопее и трагический случай. От сброшенной мины была подорвана грузовая баржа, пострадал и тральщик... Он потерял управление и, пока девушки откачивали воду и восстанавливали плавучесть, дрейфовал вниз по течению...

В кромешной тьме высланный на помощь катер не обнаружил Т-611. Зато над водой возвышался остов затонувшей баржи...

«Тральщик погиб» — понеслась весть.

А на рассвете Т-116 прибыл к месту стоянки. Радости на берегу не было предела!

Летом 1943 года тральщик прибыл в Сталинград — по приказу командования он был передан в Сарепту, где базировались тральщики первой бригады. Провожая его в путь, коллеги отдавали салют сиренами, а воины-речники застыли по стойке «смирно»... Спустя мгновение, не выдержав, мужчины рванулись к бортам и замахали девушкам беретами.

У Сталинграда единственный женский экипаж уничтожил ещё две мины, затаившиеся на дне реки.

В апреле 1944 года Т-611 был вновь переоборудован — его «разоружили», готовя к мирной жизни. Катер, ставший грузовым, отбыл в Вятское речное пароходства. Он был списан в 1957 году.

Послесловие

Любопытно, что о женском экипаже на Волге у Камышина написано в наши дни немало. И родилась даже некая легенда, будто — цитирую! — «в Камышине, где вятский газоход переоборудовали в тральщик, на выставке боевой техники времён Великой Отечественной войны экспонируется макет, воспроизводящий в натуральную величину внешний вид тральщика № 611».

Эта фраза переписывается в разных источниках, но сколько бы я не спрашивал у старожилов, никто подобного факта не помнит. Пишу эти строки в надежде: вдруг кто-то припомнит, было ли такое или нет?

А даже если и не было, то Камышин может по праву гордиться еще одной страницей своего военного прошлого. А наша страна — своими девушками, которые в грозные сороковые бросали телеграфные аппараты и вставали в строй, чтобы очищать Волгу от мин и строить мирное будущее для новых поколений.