12 июня 2019, 09:22

Буденновск - как для меня завершился первый бой


С тех ужасных событий прошло двадцать четыре года. Я не стану снова и снова повторять то, что было написано и сказано за это время. Со многим – согласен, со многим – нет …
Хочу рассказать вам о том, что на протяжении штурма делал и увидел я сам, Сергей Милицкий. На тот момент я был еще старшим лейтенантом группы «Альфа».
… Мне было 26, я ни разу не был в бою. За первые годы в легендарной «Альфе» я участвовал в самых разных событиях, тем не менее настоящего боевого крещения за плечами у меня еще не было. И вдруг, вместо запланированных на свободный день шашлыков – тревога. Первая информация следующая: боевиками захвачен город на Северном Кавказе. Очень быстро приехали в аэропорт. В самолете, как и почти все пацаны, снарядив ленты своего пулемета ПК, засыпаю.
15 июня, ночью, приземлились. Затем посты наблюдения, дежурства и подготовка к штурму, однако, особенно в него и не верили.
Вечером 16 июня первый раз удалось поспать. А уже рано утром, было еще совсем темно, нас разбудили, сказали, что будет штурм. Собирались очень спокойно, кто-то предложил выпить «наркомовских». Пить не стал, снял с руки часы и сказал, если что-нибудь случится, чтобы отдали сыну. Но забрал – сказал, сам подарю.
При получении приказа, на построении, было заметно, что солдаты вооружены как для общевойскового боя.
Вначале поехали на автобусе, далее шли друг за другом, с головным дозором впереди. Выстрелы я увидел, когда, как мне кажется, мы были далеко от больницы. Увидел отдел полковника Михайлова А. В., выйдя к ближайшему сооружению, по которому вели огонь.
Нашей задачей было через гаражи со стороны пищеблока пройти к захваченной больнице, но, честно говоря, я особенно не вникал, поскольку шел за нашим командиром – Деминым Ю. В., целиком и полностью доверяя ему. С Сергеем Савчуком мы вышли к гаражам, сделав в заборе с сеткой рабицей проход. Где-то недалеко уже велась ожесточенная перестрелка. Мы тихо подобрались к одноэтажному пищеблоку.
Через некоторое время кто-то сказал, что шедший в головном дозоре Федор Литвинчук, был ранен. И несмотря на то, что его вытащить не могут из-за сильной стрельбы, я позавидовал ему – бой для него закончен, а для нас он только лишь начинается. Далеко не все, но кто–то понимает меня...
Наконец, мы оказались у больницы, всего нас было пятеро – В. Корольков, А. Христофоров, Ю. В. Демин, С. Савчук и я.
Быстро рассвело и, как я помню, ориентировочно в это самое время по станции я услышал голос Володи Соловова: «… руке конец». Оказывается, он в течение всего этого времени прикрывал нашей группе подход и один вел бой.
Еще с училища, я помню, что всегда должны быть дымовые шашки. Потому что когда ранят, без прикрытия дымом – никогда тебя не смогут вытащить. До Володи Соловова метров 30 было всего, я кинул пару шашек, повис густой дым. Только вытащить Володю мы в итоге не смогли, поскольку плотность огня была очень сильной.
Нам требовалось стрелять по перекрытиям, между окнами и над окнами, отвлекать террористов от штурмующих групп. И если получится - проникнуть внутрь помещения.
Мы без проблем справились с первой задачей, мы стреляли по основному корпусу, высовываясь по очереди из-за угла. Вторая цель была выполнена сразу – боевики нас обнаружили, открыв по нам огонь. Проникнуть в строение мы старались, однако, с внутренней стороны дверь в больницу завалили настолько, что даже очередей из моего пулемета было недостаточно, чтобы ее сдвинуть.
Наши целенаправленные действия мешали боевикам – нашу группу стали обстреливать еще сильнее. Спасало то, что мы располагались в мертвой зоне и пули особого вреда не наносили. Тем не менее плотность огня становилась все больше и больше. Я снова приготовился стрелять, очередь из пулемета разбила угол и меня ранило в ногу. В этот раз обошлось, пуля срикошетила и улетела, а мне досталась очень горячая оболочка, которая прижгла и остановила кровь.
Когда с верхних этажей усилилась стрельба, Ю. В. Демин бросил гранату - сразу же огонь из окна прервался. Мы, естественно, понимали: нас сейчас могут забросать сверху гранатами, поэтому мы попросили выдвинуть в поле снайперов, для прикрытия нас от огня.
И вдруг начали взрываться гранаты. Как я понимаю, «моя» прилетела сбоку, а не сверху. Что–то попало прямо в глаз. Демин сказал: «Сереж, дай посмотреть», и взглянул в мое лицо. Взгляд его я не могу забыть и сейчас. Голову мне забинтовали сразу прямо поверх каски.
А гранаты продолжали лететь. Мы получали осколки, много принимали бронежилеты, при этом доставалось также и нам. Внезапно удар – и резко подбросило руку. «Да повоевали - глаз потерял и руку оторвало». Пошевелил пальцами, к счастью, рука почти в норме.
Демин спросил: «Готовы отходить?» Я в ответ: «Да, но вы команду дайте - я так не побегу». Командир выкрикнул: «Три, два, один – побежали», - и мы с Сашей Христофоровым побежали. Всего двадцать метров, а я вас уверяю, бежали мы очень быстро, однако пули летят быстрее. И они нас настигли, свой рывок мы завершали на четвереньках. Нам повезло: ребята, протянув руки, вытянули нас за ворота. Я встал, мне заматывали ногу, но я не обращал внимания на это. Намного хуже было у Сани: несколько пуль попали ему в спину.
Таким был для меня этот бой …

Кавалер четырех орденов Мужества,

полковник С. Милицкий

 


Код для вставки на сайт или в блог


РЕДАКЦИЯ: Комментирование данной темы закрыто. Причина: За истечением срока давности.







Главные новости
Самое обсуждаемое

Афиши Камышина
<Молодое пришло пополнение в сто седьмой истребительный полк.>

<А я ищу тебя среди толпы И мысль все никак не покидает>

<Триста дней тишины. Прокатилась какая-то буря/ По просторам Сетей – и умолк, и ослеп Интернет...>