Помните, у Гоголя: «Рыбки не желаете отведать? Есть свежий балычок!..».

И — дальше яркое описание, которое лучше не приводить, дабы не томить душу. А вот выдержка из совсем другого официального документа: «В начале XX века в Волге обитало до 80 видов рыб, а в 2005 году — 29». Как же так?! К чему же мы пришли, цари природы и покорители окружающего мира?..

Ловись, рыбка, большая

А. Н. Минх в «Историко-географическом словаре Саратовской губернии» (Саратов, 1899 год) пишет:

«Рыба на Волге, в пределах Камышинского уезда, ловится двух пород: красная и частиковая. К разряду первой принадлежит: осетр, белуга, севрюга, белорыбица и сом; ко второму относятся: стерлядь, лещ, судак, берш, щука, голавль, чехонь, налим, ерш и другие мелкие породы. Водятся огромные белуги даже 3-х саженной длины, попадаются осетры в 20 и 25 пудов весу».

Какая картина! Далее автор перечисляет многочисленные рыболовные орудия и снасти, виды судов и прочее-прочее… Давайте-ка вспомним еще!

На рубеже XIX-XX веков рыбный промысел в Камышине и округе «держали» 5–6 промышленников. Потехин, Портнов — все это известные местные рыбные промышленники, входившие в разное время в состав городской думы. Каждый из них имел артели по 7-8 ловцов, которые, работая на хозяина, добывали рыбу сетями и снастями. Средняя оптовая цена красной рыбы составляла 7–8 копеек за фунт (400 г.), прочая продавалась по цене 5–7 копеек за фунт. Свежая черная икра весной продавалась не дороже 1 рубля за фунт. Для сравнения: пуд хлеба стоил 30 копеек, номер в гостинице — 1 рубль.

Рыбопромышленники часто брали рыбные угодья в аренду на несколько лет. Газета «Саратовские губернские вести» сообщает, что камышинские рыбные ловли сданы в оброк купцу Дмитрию Портнову с оплатой в год 301 руб. 83 коп.

Гражданская и Великая Отечественные войны мало повлияли на судьбу великой русской реки: она все так же, как милосердная мать, продолжала кормить камышан, спасая от голода 1921-22 и 1933 годов. Посматривая от музея на спокойные воды реки, бывший камышанин рассказывал мне, как в послевоенном детстве он вместе с друзьями таскал с пристани мешки с воблой. «Сторож уснет, мы подплывем — и скинем один мешок в воду. Чуть ниже по течению другие мальчишки его поймают. Рыбы тогда много было!».

Увы, эти времена канули в Лету. Хотя работы по выведению бестера (гибрид, полученный искусственным скрещиванием белуги со стерлядью) началась в Саратовской губернии еще в 1910 году.

К светлому будущему

Весной 1958 года ситуация изменилась. Закончилось ударное строительство Волгоградской (тогда Сталинградской) ГЭС. Было создано водохранилище с общим объемом воды 33 куб. км и площадью водной поверхности в пределах Камышинского района — 126 956 га.

Глубина Волгоградского водохранилища напротив Камышина — 30 м, ширина — от 7 до 20 км. Наконец, главное: в связи с затоплением уровень воды в Волге поднялся у города на 15 метров, а скорость течения великой русской реки сократилась в 15-25 раз!

До 50-х годов XX века волжский бассейн славился осетровыми. После строительства водохранилища белуга потеряла свои нерестилища на 92%, осетр – на 80 %, севрюга – на 40 % (см. «Генпрокуратура о Волге: потеряны рыбные нерестилища, размножаются сине-зеленые водоросли»). Исследования волгоградских специалистов в 2005 году в районе природного парка «Щербаковский» показали: здесь обитает 29 видов рыб, пять из которых занесены в Красную книгу.

В конце прошлого века рыбу еще ловили в промышленных масштабах. Впрочем, уже не осетра и севрюгу. В отчетах по мониторингу за состоянием растительного мира и диких животных можно прочесть: «Основу улова составляют лещ — 36,4 %, густера — 28,8 %, судак — 13,4 %». Горькая картина!

Всюду химия

Гидрохимические исследования показывают, что вода Волгоградского водохранилища представляет опасность как для обитателей водоема, так и для людей, употребляющих ее для питья. Экологи бьют тревогу: в Волге выявлена почти вся таблица Менделеева!
В тревожной ситуации оказалось почти треть населения матушки России, ведь в Волгу впадает 151 тысяча рек, речек и ручьев, а на приволжской территории сейчас проживают свыше 57 млн. человек.

На Волге и Каме возведено 11 ГЭС общей мощностью 13,5 млн. кВт (35% мощности всех ГЭС России). Однако водохранилища не увеличили пропускную способность, треть их занимают мелководья, а фарватер проходит по старому руслу Волги. Зато плотины замедлили течение, превратив дно в многослойный илистый отстойник, а поверхность — в «цветущий» болотистый водоем.

Кафедра ЮНЕСКО участвовала в проведении исследований загрязненности донных отложений в бассейне р. Волги в сотрудничестве с Всероссийским научно-исследовательским институтом гидротехники и мелиорации и институтом геохимии Гейдельбергского университета (Германия). В ходе реализации проекта были проведены семь экспедиций.

Содержание тяжелых металлов и мышьяка в донных отложениях показывают, что наивысшие концентрации тяжелых металлов, за исключением хрома, были обнаружены в донных отложениях Горьковского водохранилища. Самые высокие концентрации тяжелых металлов наблюдались в зонах влияния выбросов городских и промышленных сточных вод. Так, в Волгоградском водохранилище повышенное загрязнение донных отложений наблюдается в районе Саратова и в затоне у Камышина.

Увы, но теперь нам не остается ничего иного, как смаковать любопытный факт далекого прошлого:

«Летом 1889 года близ села Антиповка рыбаки выловили двух гигантских белуг весом в 17 и 20 пудов. Их приобрел купец Потехин за 150 рублей».

Ну, а нам — весьма вероятно! — скоро могут запретить купаться в великой русской реке, на которой жили наши предки и которую мы не смогли сохранить для детей.