Авиационная бомба, поднятая из-под земли в Камышине в районе 6 микрорайона. Хранится в музее КТИ, созданном Н. И. Кудиновым Перед вами воспоминания камышан о том, какие события происходили в городе в период 1941-45 годов. В них все — и горечь потерь, и радость побед....

Мобилизация

28
июня 1941 года мы всей семьей провожали отца на вокзал. Там собралось
множество народа. Шум, плач... Мужчин, молодых парней увозили на фронт в
теплушках. Проводили, и тут мать вспомнила, что не отдала борщ. Я со
свертком в руках побежал по теплушкам и отыскал отца. Такой была наша
последняя встреча — больше я его не видел, он погиб...

Из воспоминаний ветерана педагогического труда В. И. Сухорученко.

Город под бомбежкой

В
1942 году Камышин бомбили очень часто. Одна из бомб взорвалась на
перекрестке улиц Гоголя и Калинина. Движение на перекрестке регулировала
девушка, которая погибла при взрыве. Вдоль домов санитарка везла
раненого солдата. Его, выжившего на фронте и доставленного в степной
камышинский тыл, убило осколками, а сама санитарка получила серьезное
ранение. На этом месте долго еще оставалась страшная, зияющая чернотой
воронка.

Здесь
же приземлился десантировавшийся немецкий летчик со сбитого над городом
самолета. Его тут же арестовали и препроводили в соответствующее
учреждение. Улица Гоголя, как и сейчас, выходила к Волге, где работала
переправа.

На
минном тральщике, очищавшем Волгу перед прохождением барж с грузами,
трудился первый в городе женский экипаж. Мужчин в городе в то время было
очень мало.

Из воспоминаний Л. Н. Пестрецовой.

Комсомольцы

В ноябре 1942 года из городского парка на защиту Сталинграда ушли 2 200
комсомольцев-добровольцев города и района. Им было по 16-17 лет...
Юноши и девушки выступили на защиту Родину в едином порыве. Здесь не
было места принуждению, все мы шли по велению сердца и долга.

Из воспоминаний З. М. Троицкой.

Город госпиталей

В
Камышин прибывало очень много раненых. Почти все школы были отданы под
госпитали. Город был как один большой госпиталь. Не хватало белья,
рабочих рук. Помогали жители города, молодежь, школьники. Война сплотила
людей. Я видела, как мама приносила много белья из госпиталя (большие
узлы), штопала его за швейной машинкой, хорошо проглаживала, относила — и брала новую партию белья. У меня сохранилась справка, выданная маме эвакогоспиталем № 119
в том, что мама в общественном порядке обслуживала раненных больных по
ремонту вещей на дому. Для солдат вязали носки, варежки, шили кисеты для
махорки.

Маленький Камышин жил одной заботой, одной мыслью —
помочь фронту. Местная молодежь, школьники старались окружить заботой и
вниманием раненных в госпиталях. Я помню, мы ходили в госпиталь,
который находился в здании, где сейчас школа № 4. С какой радостью раненные смотрели наши школьные номера художественной самодеятельности.

Из воспоминаний И. Д. Арзумановой.

Победа... Одна на всех!

10
мая по центральным улицам Камышина прошло факельное шествие. Во всех
школах, в драмтеатре, доме пионеров и других местах были устроены
праздничные мероприятия. Народ торжествовал и в то же время оплакивал
погибших.

Из воспоминаний А. Н. Чекмаревой.

1-9
мая. 30 апреля в 14 часов 25 минут над зданием рейхстага взвилось знамя
Победы! Наши войска ведут уличные бои в логове фашисткой Германии — в самом Берлине! 9 мая, в 2 часа ночи, по местному радио объявлено об окончании войны!

С
рассветом иду на завод. На углу Гоголя и Калинина встречаю комендантский
патруль. Они приветливо смеются мне. Поздравляем друг друга с Победой...
На Бородинском мосту встретил директора городской электростанции. Опять
поздравления и поцелуи. И так при каждой встрече —
поздравления, объятия, поцелуи. Пока дошел до завода, я потерял счет
встречам и объятиям. Великая радость! Советский народ прошел невиданные
испытания и завоевал величайшую Победу!

Из воспоминаний С. Г. Таранова.

Священная память

В 1996 году в районе гаражей, расположенных в 6 микрорайоне, была выкопана авиационная бомба. Я обнаружил ее при строительстве гаража напротив дома № 8 (примерно 50 метров от ж/д путей). Бомба была разряжена - у нее отсутствовал стабилизатор. В общем, чугунная болванка. Перевезли её в институт на институтском УАЗике-буханке, а потом старшекурсники занесли эту тяжесть на 4 этаж. За это создатель музея КТИ Н.И. Кудинов меня прозвал "гренадёром". Правда, обещанную пятёрку по истории "автоматом" не поставил, я получил ее по баллам в семестре.

Бомба очень тяжёлая - думаю, килограммов под 70. Когда мы её пытались вдвоём с товарищем привезти в институт на тележке из-под сумки с колёсиками (тогда таких сумок много было), то тележка по самую ось ушла в землю. А на следующий день мы с утра встать не смогли - у обоих спины болели.

Из воспоминаний Петра Тарасенко.