Казалось бы, ответ на вынесенный в заголовок вопрос, прост: река вновь станет рекой, а не каскадом водохранилищ.

Но не стоит спешить. Антропогенное, то бишь человеческое воздействие на природу, практически никогда не имеет прямого обратного результата. Более того, по заверению ученых, если мы завтра взорвем все плотины, мы получим, во-первых, экологическую катастрофу, а во-вторых, ощутим энергетический голод.

Что произойдет?

Итак, рассмотрим реальность… Волга сегодня — это каскад водохранилищ-морей. Это стоячая вода и дно, которое представляет собой десятилетиями откладывающиеся илистые отложения. Разрушь плотину, и эта взвесь грязи и отходов устремится вниз по течению.

«Но в дальнейшем же, спустя годы, вода очистится!» — воскликнет читатель.

Увы, нет. В настоящее время на берегах Волги проживает около 60 миллионов россиян — треть страны. Множество городов и расположенных в пределах волжского бассейна промышленных предприятий сбрасывают в великую русскую реку свои стоки. В Минприроды РФ подсчитали: здесь сосредоточено 45% промышленных предприятий и 50% сельхозпотенциала страны. А теперь представьте, если Волга вновь начнет жить паводками (разливами) и летним обмелением.

Доктор географических наук, сотрудник лаборатории охраны вод Института водных проблем РАН Виктор Салтанкин констатирует: «Большинство специалистов сходятся во мнении, что при отсутствии водохранилищ каскада Волга в маловодные периоды года (вне половодья, которое продолжается около 2,5 месяцкв) превращалась бы в «сточную канаву».

Такая горькая правда. В последние годы Волга чрезвычайно мелеет даже при наличии ГЭС. А что будет при их отсутствии? Ручеек, в который «воткнуты» трубы городских ливневок и промышленных предприятий?

Ученые определили: треть водохранилищ занимают мелководья, а фарватер проходит по старому руслу Волги.

Про энергию и рыбу

В настоящее время на Волге и Каме возведено 11 ГЭС общей мощностью 13,5 млн. кВт Это 35% мощности всех ГЭС России.

Если разом остановить все турбины и разрушить плотины, то где страна возьмет энергию? Можно много говорить об альтернативных источниках энергии. Однако на сегодняшний день они практически не развиты. Ученые сходятся во мнении: пока не заработают новые источники электроэнергии, которые перекроют мощность волжских ГЭС, говорить о какой-либо остановке просто безумие.

В 2019 году о Волге говорят в самых высших эшелонах власти. В Генпрокуратуре заявляют: на 80% потеряны естественные нерестилища русского осетра, в реку ежегодно сбрасывается огромное количество сточных вод, которые питают сине-зеленые водоросли, вытесняющие живые организмы. Президент Владимир Путин выслушивает доклады о попытках возродить рыбное богатство Волги.

Однако ученые говорят: в низовьях Волги осетры прекрасно себя чувствовали и после строительства Волжской ГЭС. Их массовое исчезновение странным образом связано с перестройкой и прочими кризисными явлениями. Именно в это эти годы одновренно значительно выросло количество людей, проживающих на волжских берегах и количество браконьеров. А позже и вовсе началась вакханалия.

Простой пример: основные нерестилища севрюги находятся ниже Волжской ГЭС. Но севрюга исчезла на 40%.

Также ученые развенчивают миф о застое воды. В пример приводят озеро Байкал, где вода полностью обновляется примерно за 300 лет. Но где, как говорится, чистый Байкал, а где Волга…

Про таблицу Менделеева

Опять-таки следует напомнить о 45% промышленных предприятий страны. Плюс города с их автомашинами и прочей «химией», вроде антигололедных реагентов. Стоки и сливы текут в великую русскую реку, создавая некую «кашу» из воды из элементов таблицы Менделеева.

Доказано, что причина бурного развития сине-зеленых водорослей, губящих реку, - это соединения фосфора. Волга «цветет». Но не от отсутствия проточности, а от элементарной загрязненности, от которой, к слову, массово гибнет и оставшаяся рыба.

Одна цифра: за год в бассейн Волги сбрасывается 5,5 млрд тонн загрязненных сточных вод, а нормативная очистка проводится лишь для 10% стоков. И еще один факт: в городе Камышине, расположенном на берегу Волгоградского водохранилище, первые очистные ливневой канализации построили в 2019 году. Это лишь одна ливневка. А их – десятки. Если посчитать во всех городах – тысячи.

Вывод прост: если не очищать стоки, то о чем, в принципе, может идти речь?!