Однажды заместителя начальника Камышинского ГОВД по оперативной работе Евгения Александровича Самохина (1988-1992 годы) вызвали в городской морг.

Заведующий этого скорбного заведения рассказал: «Выбили окно! Ничего не взяли, спирт даже не взяли...». На месте ЧП опытным глазом Самохин сразу же подметил: окно выбито наружу! В полном недоумении он обернулся и задал вопрос, который до сих пор с улыбкой вспоминают ветераны:

— А все ли у тебя здесь?

Заведующий моргом немного смутился, но, естественно, заверил, что все. Были, дескать, два неизвестных. Одного забрали, один — тут. А ключ от морга хранится в первом отделении больницы.

Такой была середина происшествия, история которого началась гораздо раньше... И вот с чего: после освобождения из мест не столь отдаленных приехал в Камышин рецидивист (последний раз он был осужден по антисоветской статье). Направили его в город работать на кузнечно-литейный завод. Выбор Камышина мужик объяснил просто: ему, мол показали пять городов, где разрешено проживать, а этот оказался самым южным. Вот он и тыкнул пальцем...

Однако в Камышине рецидивиста размещать на место жительства не поспешили — предложили поехать работать в деревню, в совхоз. Он согласился (да и как иначе в его случае?) и отправился в село Усть-Грязнуха Камышинского района (43 километра от города).

В селе он трудоустроился и проработал какое-то время. Получил зарплату. На эти деньги с дружками всей компанией ушли в запой. И отправился мужик в магазин за очередной бутылкой, но сил не рассчитал: упал около магазина в глубокую колею от трактора (асфальта в те времена около магазина еще не было.). На дворе — осень, темнело рано. Под вечер ударили заморозки... И примерз мужик к колее, куда днем от солнца натекла талая вода.

Спозаранку друзья продрали глаза и бросились искать собутыльника (угощал же он!). Обнаружили его у магазина в колее, отодрали, погрузили на самосвал и привезли в Камышин — в морг. После чего быстренько уехали обратно и в селе заявились в правление совзхоза с требованием выписать им деньги на похороны. Время было — советское, доброе. Словом, им выписали, как полагалось в то время, через местком 32 рубля на костюм для похорон и сам обряд.

Естественно, мужики и костюм купили, и от этих денег «выкроили» себе на опохмелку. Хорошенько «заправились горячительным» и поехали в Камышин — в морг, забирать тело. Они забрали неизвестного («Вроде похож! Да точно он!»), который и был одет в купленный костюм, а позже и даже похоронен.

Мужики продолжили пить... И тут раздается стук в дверь... На пороге — «замерзший» и похороненный! Только живой, хотя сильно измученный и потрепанный. Оказывается, он за ночь отогрелся в морге, выбил стекло и выбрался наружу. Потом после долгих приключений нашел попутку и на ней добрался до Усть-Грязнухи!

«Кого же похоронили?» — спросит читатель.

Евгений Александрович Самохин доложил: провели эксгумацию тела и спустя два месяца установили, что этот неизвестный ранее пропал в Саратовской области: он погиб под соседним селом Липовкой, а тело было доставлено в Камышин. Так в морге оказалось два неизвестных — только один из них был живой.